Как совершенно разные девушки искали общий язык

Прежде чем стать лицом отеля и одной улыбкой вселять надежды в сердца туристов, избранные бойцы фронт-офиса «Зеленого городка» столкнулись с мирскими вопросами совместного быта. Девичья команда-2013 поселилась в одной длинной комнате, похожей на казарму: шесть кроватей в ряд. Природа «Джустика» иррациональна. Спонтанные всполохи специфической магии начали прорываться еще в марте.

Пока отель-монстр еще спит, но вот-вот откроет глаза, пока сказочная страна дремлет в ожидании гостей, избранные проходят тренинги, оттачивают профессиональные навыки и отмывают санузел в ложмане.

Вот отрывки из хроники предсезонья.

 

03_banda

 

Ложман не равняется простоте

 

Комфотная жизнь новых избранных «Джустика» в уютных насиженных комнатах пятого бунгало по имени «Магнолия» закончилась, спустя неделю. Роковой день переселения в ложман принес славной «банде фыстыков» крайне неприятное известие.

— Вам поставят двухэтажные кровати, — мило улыбнулся предводитель фронт-офиса Омер бей.

Реальная угроза заполучить в одну комнату 12 жильцов вместо шести подняла народное восстание в рядах избранных. Девицы приуныли. Потом разозлились. Началось первое противостояние целого мира и маленькой могучей кучки.

Ценой нечеловеческих усилий и миллионов убитых нервных клеток победили избранные. Классическая развязка, с которой согласился бы сам сэр Терри Пратчетт, ведь «Один против семерых всегда… побеждал».

 

Турецкий рынок — тест на стрессоустойчивость

 

Я провалила его в самом начале сезона.

Дело было так: команда избранных отправилась прогуляться на Алара Гранд Базар.

Стоило нам с девчонками ступить на территорию рынка, как со всех сторон понеслось классическое:

— Алё!

— Йес плиз!

— Дэвущка! Можьна?

— Алай-лай-махалай! Ашкым-машкым!

И, безусловно, хит сезона:

— Дэвущка! У вас щто-та упало!

Рыночные перформансы жуликоватых торгашей с масляными глазами совсем не то, что хотелось бы наблюдать новоиспеченным воинам фронт-офиса. В самом деле, мы же не какие-то вам туристы!

Я ответила тому смельчаку. Достаточно громко и доходчиво:

— У тебя что-то упало и не поднимается?!

Выбесил, право слово.

 

Девушки + Фисташки = Благодать

 

Команда избранных превратились в «банду фыстыков», благодаря одному из лендлордов «Джустика» Медид бею.

Как-то вечером счастливый владелец «Зеленого городка» Медид бей прохаживался по аллее перед лобби. Субтропические сумерки боролись с желтым светом электрических шаров. Я сидела вместе с Аней и Ликой у входа в королевскую цитадель отеля, пытаясь подцепить маломощный вайфай местного сисадмина.

Медид бей неторопливо совершал свои рейсы от шлагбаума до лобби и, наслаждаясь приятным вечером и своей вполне удачно сложившейся судьбой, душевно восклицал:

— Хава фыстык! Кызлар фыстык!*

От этих его «фыстыков» нас разбирал смех. Когда Медид бей закладывал очередной вираж по аллее, Лика решилась угостить его фисташками, которые кстати оказались в ее сумке.

Увидев орешки, этот феодал, не меняя благодушного тона, взял пакетик, медленно очистил по фисташке и с рефреном «Хава фыстык! Кызлар фыстык!» стал кормить нас с руки, вкладывая орех каждой в рот.

Мы растерялись от такого поворота и послушно склевали фисташки.

А потом долго веселились, вспоминая наше дурацкое положение.

 

Эскорт-услуги на ресепшене

 

Однажды утром мы, как обычно, пришли в бар «Лепесток розы» выпить по чашке чая/кофе/какао. Среди персонажей в баре обнаружилось двое новых.

Стройные, темноволосые украинки, одетые в гламурные спортивные костюмы, походили на танцовщиц гоу-гоу.

— Кем они будут работать? — вопрошали мы у Маришки. Та загадочно пожимала плечами, но при этом ходила с ними в магазин за продуктами.

«Фыстыки» попытались узнать правду окольными путями. Аниматорша из Украины Олеся, успевшая выпить пива с новоприбывшими красотками, заговорщицким шепотом сообщила: «Они думают, что будут работать на ресепшене».

На следующее утро Маришка подтвердила слух на общем собрании:

— Познакомьтесь, это Малуня и Дзвинка. Девочки будут работать на ресепшене.

Спустя какое-то время все были в курсе, какого рода работа поручена украиночкам. По вселенной «Джустика» молниеносно разлетелась сенсационная новость:

«На самом деле они приехали сюда для эскорта хозяев».

Все встало на свои места: и гоу-гоу стайл, и странное замалчивание их обязанностей, и то, что им намекнули на работу в ночную смену, и панибратские «селямы» с верховным командованием, и другие мелкие нюансы.

Взрывная Лика вдруг задумалась о возможных осложнениях для «фыстыков»:

— Я отвечаю, если ко мне подойдет какой-нибудь вот из них и начнет на что-то намекать, я скажу, что у меня есть парень, а потом позову своего хорошего друга, и он им покажет! Я слышала, как им этот индюк-архитектор предложил сходить в ресторан, а они: «Нэ замааан?»**. С таким стрёмным, страшным мужиком. Фу! Я не представляю, что должно в жизни случиться, чтобы пойти на такое!

Лика первая же подружилась с «келебеками»*** з братської України. Даже училась у них української мови, сидя за одним столом и повторяя смешным голосом:

— Що? Що таке анімація? Я не зрозуміла, що це таке…

Позже выяснилось, что Малуня и Дзвинка оставили дома детей, с браком не сложилось, и молодым хохлушками пришлось искать способ выживания. Они выбрали свой.

 

Побочные явления тесного соседства

 

Весна на турецкой ривьере набирала силу, павлины трясли пышными хвостами в зоопарке, в инкубаторе вылуплялись цыплята, а в команде избранных происходили маленькие извержения гнева.

Одни хотели спать днем, другие нет, одни любили дышать свежим воздухом, а другие боялись простыть. Быт коммуналки не из легких, и самым негибким избранным приходилось несладко.

Вера любила путешествовать в одиночку по райским уголкам Турции. После одного из таких трипов она вернулась в 04.30 утра и легла отсыпаться. Около пяти пополудни мы с Сашей вошли в комнату, чтобы оставить пакеты с покупками, подмести пол, а потом отправиться на ужин.

Мы нечаянно разбудили Веру.

— Почему вы так громко разговариваете? Вы что, не видите, что я сплю? Почему вы не уважаете чужой сон? — раздраженно воскликнула она, сверля нас серыми глазами.

— Была бы это ночь, я бы с тобой не спорила, но сейчас день, и каждому нужно жить своей жизнью… — попыталась, было, я отстоять право на свободу слова и перемещений.

Вера моим доводам не вняла. Не склонные к компромиссам, мы раздули из мухи слона, и сцена кончилась репликами наподобие:

— Расслабься!

— Сама расслабься!

Свечерело. Ночь легла на морскую гладь и унесла все проблемы куда-то далеко вместе с летящими на север самолетами.

Вселенная любит применять Закон Подлости, как вы знаете. Вскоре на соседнюю с Вериной кровать поселилась шестая и последняя избранная 2013 года — гражданка Молдавии по имени Иванна. Гагаузка по происхождению, сия высокая, статная барышня появилась в ложмане «фыстыков» во мраке ночи. Она тихо устроилась на спартанском лежаке без одеяла. Знакомство с отрядом фронт-офиса состоялось на следующий день.

Попытка наладить контакт у Веры и Иванны споткнулась об окно. Гагаузка с трудом выносила духоту. Легкий средиземноморский бриз хорошо сказывался на ее самочувствии. Веру распахнутое окно пугало. Простуда, насморк, горчичники  и субфебрилитет никак не увязывались с Вериными планами работать, жить и гулять.

Периодически в ложмане искрило и перемыкало контакты. Людей шлифовала магия «Джустика». Меняла, переделывая в адептов хоспиталити.

 

Орда турецких строителей — тест на стрессоустойчивость #2

 

А все ли читательницы знакомы с неповторимым чувством, которое возникает, когда входишь на территорию мужской исправительной колонии?

Я вспомнила его за обедами и ужинами в столовой для персонала Justiliano Hotel во время предсезонья. Только вместо сидельцев по статьям приходилось сталкиваться с дикой, встрёпанной и грязной сворой строителей.

Женский отряд фронт-офиса появлялся в столовой в красивеньких платьицах, и все, как один, поднимали головы от тарелок и втыкались глазами в лучшие части тел. Как следовало реагировать? Лучшее — это сделать непроницаемое лицо, вперить взгляд в стол раздачи еды, а потом уплетать, не вертясь по сторонам.

Два персонажа из «персоналки» фонили сильнее других, что вызвало легкое возмущение магического поля нашей мини-вселенной. Речь о Кудряше и Шевелюре.

Мы вместе поднимались из столовой в страшном грузовом лифте. Ароматы в кабине стояли густые. Нескладный тип в шапке и с зажжённой сигаретой стал причиной тотального коллапса моих обонятельных рецепторов.

— Здесь вообще можно курить? — спросила я его в лоб на чистом турецком языке.

Курильщик остолбенел, поэтому пришлось повторить вопрос.

— Нет, — наконец, выдавил он.

— Иии?

Пара иссохших стариканов в лифте хором мне поддакнула, оживились девчонки.

— Ты сумасшедший? — продолжала я.

— Нет, — ответил виновник с глупой улыбкой.

На другой день в «персоналке» Кудряш встретил меня лучезарной улыбкой. Из столовой теперь он старался выйти следом за мной, чтобы попасть вместе в лифт.

Испепеляла южна страсть младое неопытное сердце.

Я уже планировала снова отчитать Кудряша за ношение шапки в общественном месте, как вдруг в один прекрасный день он явился с непокрытой головой. Весь белый свет тогда узрел копну черных кудрей.

У Кудряша имелся русоволосый кашлатый приятель. Шевелюра. Странно, конечно, но почему-то оба получили свои прозвища из-за причесок.

Так вот. Он откровенно засматривался на Сашу, пугая ее своим зомбическим видом от серой строительной пыли, покрывающей его с ног до головы.

Строители не стеснялись и особо не выбирали методов подхода к русским дамам.

 

Борьба за соблюдение прав человека

 

Жаркий полдень пятницы не предвещал ничего плохого, пока Маришка около часа дня не изрекла:

— Девочки, сегодня не расходитесь, будьте в отеле. Если работа появится, я скажу.

— А можно пойти на пляж позагорать? — спросила я, питая робкие надежды.

— Нет, — последовал ответ.

С поникшими головами мы с Сашей отправились на прогулку по «Джустику». На побережье, как разомлевшие ящерицы, раскинули свои тела Малуня и Дзвинка,  имеющие особые привилегии.

Бурлящее негодование медленно поползло вверх откуда-то из печени, подбираясь к горлу невысказанным возмущением.

К концу дня Маришка, тряся обесцвеченными волосами, выдала:

— Завтра работаем весь день и, возможно, в воскресенье выходного не будет. Ничего не планируйте.

«Фыстыков» накрыла черная туча отчаяния: девчачьи радужные любовные планы летели к чертям. Шурочка повесила нос, Анюта заявила, что всех ненавидит, Лика просто негодовала. Масла в огонь подлила новость, что «келебеки» уехали развлекаться в Аланию.

Одни были наняты для работы. Другие — для досуга.

Секретное собрание избранных постановило обратиться к Маришке и потребовать законный отдых в воскресенье.

В субботу утром воинственно настроенная Лика, яростно выдувая дым сигареты, смело выступила вперед:

— Мариша, вот сейчас опять мы просидим весь день, и завтра у нас не будет выходного, а нам всем нужно уехать, потому что потом у нас тем более не будет выходных до мая.

— Ева, это не от меня зависит. Началась работа — всё.

— Тогда давай нам работу! Мы просто сидим и ничего не делаем целую неделю! Я хочу сегодня поработать, а завтра уехать. И почему твои подруги загорали на пляже, ведь ты запретила вчера девочкам уходить из отеля?

Упоминание про Малуню и Дзвинку разозлило Маришку. Она резко унеслась, махнув хвостом и хлопнув дверью.

Назревшее напряжение рассосалось неожиданно приятным образом: Маришка позвонила в середине дня и сказала, чтобы мы топали в бухгалтерию за деньгами. Хруст купюр моментально нарисовал улыбки на лицах избранных. А еще через пару часов Маришка удивила известием:

— Омер бей разрешил уехать всем, кому надо, но потом уже чтобы никто не ждал поблажек.

«Фыстыки» ликовали! Разъехались тут же кто в Кемер, кто в Анталью, а кто и в Стамбул. Остались лишь мы с Иванной.

В те дни «Джустик» уже проник в мои вены. Пустил свое зелье в кровь, сводя с ума без возможности вернуться в прежнее состояние.

В понедельник гремела гроза, долждь заливал потоками, море дыбилось, как необъезженная лошадь.

Я радовалась бытовым приятностям: ухватила огромный тюк туалетной бумаги, ершик для унитаза и универсальное средство для чистки сантехнического оборудования в прачечной у славной Мамы Джеминур —  менеджера хаускипинга.

Прошедшая пятница изменила меня. Стихийная сила Justiliano Hotel толкнула меня навстречу неизбежному, и колесо причин и следствий закрутилось.

 

…только мы, море и звезды!

 

«Джустик» поглощал самых чувствительных первыми, меняя их сердца навсегда. Вечерами мир погружался в индиго. Слабые светильники едва разгоняли густой мрак. Со стороны моря дул прохладный соленый ветер, шевелил листья пальм и шуршал сухим тростником, покрывающим спасательную вышку.

Спаслись ли мы, забравшись туда, от роковых событий сезона? Тогда с сентиментальной Сашей мы ничего еще не знали. Просто дышали сумерками, считали звезды, качались на ритме прибоя. Огромная душа «Джустика» проращивала свои метастазы в наши астралы и казуалы, и было невыносимо хорошо оттого, что можно просто сидеть и болтать обо всем, глядя на темно-розовую полоску закатного горизонта и мерцающие огоньки кораблей.

Мы избранные.

Мы — фронт-офис. Альфа и омега нашего мира. Даже будущее не могло стереть этого предназначения.

 

* турецк. hava fistik, kızlar fıstık — хорошая погода, крепкие девушки; дословно fıstık — фисташка

** турецк. ne zaman? — когда?

*** турецк. kelebek — бабочка

||||| Like It 4 |||||

Добавить комментарий

Войти с помощью: