Как я лечила стресс минералкой

Как я лечила стресс минералкой

Драгоценная родительница на днях невольно подслушала беседу двух престарелых мадам в автобусе.

— Поехала я в санаторий «Борисовский», а тааам! Одни бабульки, а мне-то надо мужчину! — сокрушалась первая.

— Нужно ехать в «Кедровый бор», — авторитетно заявила вторая. — Там шахтёры. И такие щедрые! Познакомилась с одним, так он и на такси меня возил, и угощение покупал..!

Первая взяла себе на заметку полученную информацию, решив на будущее, что будет ездить только туда, где шахтёры. А в «Борисовский» — отдыхать и лечиться.

Вот и я, вконец «измученная нарзаном» дерьмоновостями и вечным дедлайном, покидала в рюкзак вещички, села на автобус и укатила на уикэнд в «санаторно-курортный рай». Предпочла я вовсе не тот, о котором подумало сейчас большинство читателей. Видавшая виды мадам отправилась в край минералки, сельских красот и дряхлых нимф — на воды «Борисовского». И была весьма поражена увиденным.

  Читать далее

На абордаж мечты — покорять Анталию!

На абордаж мечты — покорять Анталию!

Бланка бродила по лабиринту, как во сне. В вечерних сумерках узкие улочки Калеичи ничем не отличались от ирреальной архитектуры Города-из-Снов. Они струились из-под ног без логики и системы, резко сворачивали, пропадали напрочь в визуальных обманах кривой перспективы, размывались в темно-коричневой мгле, разбавленной оранжевыми светильниками. Калеичи извивался, как тугой моток лент Мёбиуса, уводя в никуда, состыковывая противоположные концы. Нарушая законы геометрии четырехмерного пространства.

…Потом Бланка потерялась.

Читать далее

Жизнь космополита в Гоа

Жизнь космополита в Гоа

Кочевая жизнь закаляет. Путешествия способны выявлять всё самое главное и затенять несущественные детали. Новые страны, города, культуры, религии, языки учат ум быть непредвзятым, а сердце — открытым.

Проходишь шаг за шагом свои пути и дороги — видишь больше, чувствуешь тоньше, понимаешь острее. Уже не судишь людей по одёжке, не отстраняешься от них только потому, что они молятся по-другому, едят руками или имеют привычку улыбаться друг другу на улицах. Вливаешься. Даёшь чему-то новому просочиться под кожу и сделать тебя лучше, многограннее. Предрассудки растворяются, и ты все глубже погружаешься в то, что называется «быть гражданином мира». А мы и есть дети одной Земли, так зачем же делить себя на куски, рвать единое тело, разграничивать, усиливая полосатые столбы ненавистью?

Читать далее

Тбилиси: Loves You

Тбилиси: Loves You

Бланка была по-прежнему влюблена в демонического Эйсу.

Прошло полгода с того момента, как она потеряла его. Тело Бланки остыло от южного зноя и забыло поцелуи юного паяца. Стало ясно, что и весной она не вернется в приют неприкаянных душ, где впервые встретила его. Суровая родина Бланки третий месяц подряд праздновала воцарение Снежной Королевы, а сама она планировала паломничество любви на родину Эйсы — в «Теплый Город».

Кочевница быстро вспыхивала новой идеей. Ее сердце легко увлекалось и было ненасытно в познании непознанного. Ей хотелось вобрать в себя все и сразу, переполниться впечатлениями до пресыщения. Пока восторг не уступит место равнодушию.

Читать далее

Анталия: прогулка по Старому городу

Анталия: прогулка по Старому городу

Всякий раз, когда судьба приводила ее в Анталью, Бланка ощущала странное внутреннее сродство с этим городом. Светлая, радостная, задорная Анталья оживленно гудела, как восточный базар. Через пару кварталов вдоль по улице Джумхуриет Бланка покорно сдавалась в плен дурманящему бормотанию местных джиннов и сладкоголосым напевам пери.

Анталья помнила свою поклонницу. Ежедневной звенящей песней жизни она говорила непокорной собирательнице даров судьбы: «Я люблю и буду ждать тебя всегда — только не сдавайся».

Бланка в глубине души не верила Анталье, но не могла освободиться от своей страсти. Возвращаясь в средиземноморский город, она снова искала ответ на вопрос: «Когда?» в прибое, омыващем булыжные мостовые Кале Ичи*, облитого лучами солнца и пропахшего рыбьей чешуей.

Читать далее

Страница 1 из 2
1 2