Как я спасала туристов от врачей

Давай съезди в больницу, там туристам поможешь перевести что-то, — сообщил в трубку голос шефа, и в то утро в самом начале сезона ничто не предвещало беды.

Знать языки, конечно, хорошо, но была в гидском деле и обратная сторона медали: тебя всюду посылают выполнять какие-то задания помимо топламы, трансфера и столь милых сердцу туров на яхте. А почему все было устроено именно так? Да потому что отельные гиды не имели ни малейшего желания сами разбираться с дерьмом своих туристов — проще «проперчить мясо» на очередном инфо-коктейле и положить в карман лишний доллар. А кто же поедет улаживать проблемы?

Правильно — рядовой гид, который знает турецкий язык. Такой, как я.

 

GUIDE_20161001_0003

 

Туристы из Москвы — заложники бодрумского госпиталя

 

В той больнице, центральном частном госпитале Бодрума, услужливые сестрички завели меня в путаные катакомбы, пока я не попала в кабинет дядечки, отвечающего «за связи с общественностью». Напротив Исхак бея притулилась на стульчике скромная дама с абсолютно серым лицом и волосами, собранными в низкий хвост. Она посвятила меня в суть дела:

Муж плавал в море, у него сильно закололо в левом боку, вызвали доктора, что в отеле, он отправил нас в больницу в Тургутрейсе, там сказали «это сердце», только смерили давление, вкололи укол и перевезли нас сюда. Тут муж уже сутки, а нам послезавтра улетать, сегодня я хочу его забрать.

«Отлично, — наивно подумала я. — Сейчас мы быстренько тут все порешаем, закину их в отель и — свободна!».

Однако как раз в вопросе выписки невезучего супруга мадам Исхак бей никак не хотел соглашаться.

Мы не можем отпустить больного, он перенес микроинфаркт, это просто опасно — покидать лечебное учреждение в его состоянии! — восклицал больничный чиновник, глядя прямо в душу немигающими глазами, на дне которых смутно угадывалась ложь. У меня где-то под кожей родилось ощущение, что надо устраиваться поудобнее на совершенно не удобных креслах больницы. Смотреть в глаза растерянной москвички не хотелось совсем.

 

Сколько стоит больничный в Бодруме?

 

Худо-бедно через какое-то время женщине удалось убедить турка, что она забирает мужа под свою ответственность, ведь нет никакой возможности упускать свой рейс на Домодедово, да и Турция ваша, где на голову валятся всякие напасти, у нас уже вот где. Дама с моей языковой поддержкой подписала нужные бумаги, и тут вдруг в руках неугомонного Исхак бея возник счет за оказанные услуги.

А в нем чёрным по белому: 3300 американских долларов.

Я не поверила глазам, а что говорить о несчастной москвичке? Разумеется, у нее не было таких денег. Удовлетворенная просьба увидеть список тех лекарств и услуг, что были оказаны на 3300 баксов, не принесла облегчения.

Как я могу проверить, что они ему делали? — справедливо вопрошала она в маленьком кабинетике Исхак бея.

Тот же словно встал грудью на защиту рубежей и заявил, что без оплаты болезный муженек из сего богоугодного заведения не выйдет. Делать нечего — страдалице-жене пришлось звонить в страховую компанию. Там с ней поговорили довольно холодно, а кроме того выяснилось, что заболевания сердечно-сосудистой системы страховкой покрываются лишь в размере тысячи долларов.

И знаете, что? Эта тысяча ушла в первой больничке, куда загремел горемыка-турист с коликами в левом боку. Видно, в Бодруме температуру с давлением измеряют за косарь зеленых.

Совершенно убитая моя подопечная сникла, я увидела воочию, как выглядит состояние «руки опустились».

После негативного общения со страховой ее диалог с Исхак беем был таким:

У меня нет таких денег.

— Ищите, звоните в Москву, занимайте у знакомых, в банке…

— Мне не у кого взять!

— Ищите, вы должны оплатить счет, вашему мужу провели интенсивную терапию, дорогостоящие лекарства…

 

Диагноз — алчность в последней стадии, осложнённая цинизмом

 

Конфликт не утихал, ситуация давила на мозг гидравлическим прессом.

Москвичке дали поговорить с мужем по телефону: голос его был бодр, пациенту не терпелось покинуть больничную палату. Но как только она сообщила «добрым» докторам, что мужа своего предпочитает забрать, крупный дядя в белом халате что-то быстро шепнул медсестре, та убежала, и через несколько часов безрезультатных бесед с Исхак беем повторно поговорить с мужем дама уже не смогла.

Он сейчас заснул, ему поставили успокоительное, он там бушевал, просил водки, сигарет… — мягким, обволакивающим голосом прошелестел подлый Исхак.

Мое тонко настроенное на баланс справедливости в мире сердце не выдержало, я выпалила ему в лицо, позабыв рамки роли переводчика:

Да вы бессовестный человек!

Надо было видеть, как эго турка, начальника и самца взбеленилось: мне показалось, сейчас ударит.

Не замахнулся, но очень хотел.

Портрет алчной, продажной и лицемерной турецкой медицины стоял передо мной, крича в лицо во все свое луженое горло. Мне было интересно, клятва Гиппократа имеет хоть какое-то значении для этих эскулапов или тут, в мире туризма, все решают только деньги? Ситуация в больнице выжала из меня все соки, отчасти потому что я приняла ее близко к сердцу, отчасти из-за того, что между двух огней оказалась именно я, гидша-переводчица.

 

К кому бежать, если прижмёт

 

Наш отдел guest relations* в Анталии посоветовал моей туристке позвонить в консульство. Она так и сделала, ей очень долго диктовали в трубку, как правильно составить письменную жалобу на больницу.

День валился за горизонт, я несколько тысяч раз успела позвонить Рамизу в надежде, что он отзовёт меня с задания.

Ну, побудь еще немного, может, надо будет помочь с консульством пообщаться, — следовал ответ.

В итоге я помогла безутешной женушке отправить факсом ее жалобу. Государственное учреждение вечером закончило свою работу, и результат обещан был лишь к утру, а моя туристка никак не хотела покидать госпиталь. Так она там и заночевала, после того, как чуть было не согласилась поехать со мной на машине в отель в Тургутрейсе.

Когда часам к десяти вечера я оказалась в своей комнате и легла на кровать, казалось, что по мне проехались катком. Раз двадцать.

На следующее утро проснулась от звонка Рамиза:

Давай в больницу, там консульство вмешалось, надо быть нашему представителю, отвезешь их в отель — его выпускают.

(И это, учитывая, что шеф обещал мне до обеда свободное время).

Второй день в застенках частного госпиталя несколько отличался от первого. Исхак бей был нейтрально любезен, позабыв вчерашний срыв и то, как жаловался на меня в анталийский офис «Орхестры». Он, едва заметно пряча глаза, сообщил, что «пациента выпускают, сейчас его готовят к выписке».

 

Турецкие врачи готовы на всё

 

Жена ожидала мужа у дверей реанимации и, увидев меня, тут же рассказала страшный триллер о своих ночных приключениях в больнице. Ее пытались выгнать, она же хотела повидать спящего крепким наркотическим сном супруга. Утром проблема разрешилась, злополучные три с лишним тысячи долларов внезапно рассосались сами по себе после волшебного звонка из консульства.

Больного выкатили из отделения интенсивной терапии на коляске, измотанная дама подскочила в ужасе от того, во что превратили местные врачи ее мужа: он весь опух, побледнел и не был похож на себя. Речь и движения мужчины были заторможенными.

Как бы то ни было, я радовалась, что гнетущая история подходит к концу, посадила обоих в «миник», и мы направились в Тургутрейс.

В дороге нас настиг «постскриптум». Пакостные турецкие «доктора» и под конец сумели нагадить упорхнувшим из их лап «клиентам». Прямо в машине мужика начало рвать кровищей — она залила его рубашку, сидения, пол, попала на брюки супруги, охавшей:

Они порвали ему желудок!

Адреналин бушевал у меня в крови, но мы не свернули с пути, решив все же ехать в отель.

И правильно сделали. Там у входа пару встретила мать жены, и я, наконец, избавилась от кошмара под названием «Страховка и турецкие больницы».

Гораздо позже от Мехмеда, чьими туристами и была несчастная московская чета, я узнала, что мужчину накачали раствором марганцовки специально в надежде, что испуганные глупые русские сразу же вернутся в больницу, а уж там опытные доктора сумеют отыграться.

Честный водитель Энгин недоумевал, чем же это запачкали его славный микроавтобус, когда мы стояли на СТО и юркий мальчишка оттирал наш салон. Я пила обжигающий турецкий чай в стеклянном стаканчике. А еще спустя месяц-полтора осознала, как именно турки умудряются извлекать выгоду из всех «нестраховых» случаев.

 

Рецепт от Бумагомараки

 

В тексте трансфера есть одна «страшилка»:

Помните, что травма, полученная в состоянии алкогольного опьянения, не является страховым случаем…

Если турист поступает с переломом или подобной травмой, «добрые» доктора стараются подать всю историю так, словно пациент был обязательно пьяным.

Однажды я ездила с молодой парой в управление безопасности по совету очередной бесстыжей больнички. Офицер полиции удивился и сообщил, что они не проводят медосвидетельствования на предмет алкогольного опьянения, это делают доктора в поликлиниках (что логично), и отправил нас обратно. Там в регистратуре я подробно разъяснила точку зрения местной полиции, и вроде бы, это подействовало.

Что любопытно, особые расценки на свои услуги врачи предъявляют только туристам: гидов нашей компании осматривали и лечили бесплатно.

Единственно верное решение, подумалось мне после всех больничных мытарств, — это не болеть в чужих странах ВООБЩЕ. Запасаться всеми возможными таблетками, везти по полчемодана пилюль.

Гражданам с тяжелыми заболеваниями я на полном серьезе рекомендую даже и не соваться за рубеж, а отправиться в санатории Белокурихи: там и здоровье поправите, и природа шикарная, и лишнего с вас не возьмут.

Не обколют наркотой, не накачают марганцовкой.

Без песчаного пляжа прожить можно, без потерянного здоровья — увы, нет.

 

Смотрите также Словарь профессионализмов бодрумских гидов

 
*  англ. — отдел по работе с гостями

||||| Like It 4 |||||

Комментарии

  • 24.04.2017 в 23:35
    Permalink

    Крайне странная история. Я дважды попадала в больницу в Турции как турист-все было прекрасно. Кроме того, уже по страховке мужа рожала в Стамбуле, тоже не было никаких нареканий. Конец про Белокуриху впечатлил)).

    • 25.04.2017 в 19:21
      Permalink

      Странная — не странная, но все до последнего слова правда. Весь блог о реальных случаях.
      Про Белокуриху — это, конечно, уже авторское 😉
      Но мне в те дни было реально страшно и противно.
      Конкретная больница — центральный частный госпиталь Бодрума. Имена изменены.

  • 24.04.2017 в 19:18
    Permalink

    Вот какие подлые турки. Мало их били наши славные воины во время русско-турецких войн! Правильно, отдыхать нужно на своих русских курортах. И в Белокурихе, кстати, отлично отдыхать.

Добавить комментарий

Войти с помощью: