Голая Турция I. О работе

Треть молодых россиян хочет эмигрировать из страны, говорит ВЦИОМ. Судя по обсуждениям в фейсбуке, о том же мечтают и граждане постарше.

Девять месяцев рабского труда на рекрутинговое агентство Asa Group в Анталии сорвали с моей навязчивой идеи эмиграции все рекламные упаковки. Случилась не просто переоценка ценностей, а целый апокалипсис, в котором на молекулярном уровне дезинтегрировался глупейший стереотип русских «хорошо там, где нас нет», после развала Союза толкающий массы граждан на поиски лучшей доли по разнообразным заграницам. «Аса Груп» моментально вывела турецкие токсины из глупой головы вашей непокорной, воплотив гигантские финальные грабли, удар коими по лбу вызвал настоящее мозготрясение. Свалка ожиданий, надежд и иллюзий взорвалась. Это как снять с кочана все листья, добравшись до кочерыжки. Сломать семь печатей и увидеть искомую тайну — Турцию без паранджи!

Хайди гоу* читать добротный лонгрид о том, кому мы нужны за границей, каковы прелести труда у турецкого нанимателя и, наконец, почему сопливая мечта о «свале из Рашки» конкретно в Турцию не стоит ломаного гроша.

Картинка о рабах на галерах и работе в Турции

 

Опьянение мечтой

 

Разоблачительную серию под тегом #голаятурция я начну рассказом о рабочих условиях в рекрутинговом агентстве Asa Group. Обратите внимание, что имена персонажей подлинные и любые совпадения с реальными людьми и местами НЕслучайны. Если вдруг будете искать через них работу в Турции или, не дай бог, устроитесь к ним в фирму, — я вас, считай, предупредила.

***

Когда старый знакомый Ясин бей предложил вместо позиции гест  рилейшенз в отеле поработать в их фирме, мои радары молчали. Турки умеют быть убедительными, когда ищут выгоду.

— У тебя хорошее резюме, английский есть, турецкий есть, приезжай. Не получится — мы тебя в отель устроим, — лил в уши коварный Ясин. — Ложмана нет, снимешь квартиру, поможем найти. Зарплата будет 1800 лир, потом по результатам работы возможно повышение… В сезон мы работаем очень интенсивно, нагрузка большая, но это всего месяца три. А летом все лежат и спят, потому что работы нет.

Заветная мечта Анталия маячила на ближнем горизонте. На дальнем сверкал новенький кимлик** гражданки Турции. Через пять лет самоотверженного труда по рабочей визе. А где, как не в посреднической фирме по найму иностранцев и оформлению рабочего разрешения, я могла бы этого добиться?

Потому согласилась на смехотворную зарплату, на какие-то «три месяца» интенсива с переработками, на аренду квартиры за свои деньги, на шестидневку («вне сезона до шести вечера!»). Радары транслировали только тишину в эфире подсознания. Во лбу горело «Я должна быть там!».

Эйфория не отпускала долго. Калеичи, желтые крепостные стены, старый лиман, море, плющи и винограды, ароматы кебабов и кофе, магия уличного лабиринта. Вы понимаете, что такое магия воплощенной мечты? Ну и что, что раз в неделю.

Серотонино-эндорфиновый коктейль выдохся, когда начался высокий сезон, а вместе с ним активный маскопад среди начальников — в январе.

 

Рыба гниет с головы

 

Asa Group почему-то позволяет себе держать неприлично большое число начальников.

«Асой» руководит семейная банда, три курдских брата-акробата, из которых старший владелец бизнеса Себих немного поднабрался опыта в сфере международного рекрутинга и может (а, главное, хочет) сойти за профессионала. Его младшие братья Фатих Прибухивающий и Человек-Гора Сезер ничем не обогащают интеллектуальный потенциал кадрового состава, а из практической пользы несут в общее дело лишь раздутое эго братьев САМОГО, прессинг простых смертных и густой букет от сигарет, пота и дорогого парфюма.

Ясно, что «музыку заказывает» Себих, высокомерный господин с косоглазием, неприятным скрипучим голосом и походкой а’ля «в штаны наложил». Он когда-то получил свой диплом спортфака Анталийского университета и решил, что с навыками массажиста ему самое место в баблорубке рекрутинга. А деньги и власть, мол, автоматически превращают манеры и воспитание в некий опциональный придаток, который можно игнорировать.

Заглянула я раз к нему в кабинет с каким-то вопросом, а оне восседают в кресле, развалившись, ботинки сняты, ноги натурально на столе. И эдак,  холодно глядя косыми глазами, высоким голосом с ленцой:

— А принеси-ка мне чаю…

Кухарки в те дни в офисе не было, а нашему барину не по статусу самому налить чая (я, на минуточку, там не секретаршей работала). Да еще эти ступни в носках, выставленные прямо на меня! В лексиконе Себиха и в помине не было официального обращения с «ханым» и «бей», а просто, как к батракам, на «ты» и в приказном тоне. Другие начальнички переняли «лучшее» у хозяина.

Вылезший из грязи в князи Себих считал уместными циничные комментарии к резюме соискательниц типа: «это что вообще такое?», «они на людей не похожи», «а что, покрасивее не нашли?». Немудрено, что он мог ответить на простой вопрос работницы офиса турчанки Гюль «Можем мы сегодня уходить?» фразой:

— А почему ты у меня об этом спрашиваешь? — развалив ноги по сторонам.

Мог с издевкой пройтись даже по внешности собственных коллег:

— В нашем офисе общий уровень красоты не так высок…

Видать, комплекс по поводу глубоких косых кротячьих глазок не давал ему покоя. А, может, эталоном красоты он считал свою жену-хохлушку с вытянутым утиным носом-клювом и пельменными губами.

Себих выступает в роли электрошокера над головой каждого бедолаги-работника. Работаешь хорошо? На тебе разряд, чтоб не зазнавался. Косячишь, глупишь и ленишься? На тебе разряд-взбучку. Сидишь и не высовываешься? Ничего, получай разряд просто потому, что у барина очередной приступ высокомерия в адрес крепостных. От этого, как вы догадались, атмосфера в офисе чаще всего наэлектризованная и колючая. Люди работают, как проклятые: ни «спасибо», ни премии, ни корпоратива тебе. Чистый капиталистический баблорубский подход. И господа хозяева еще удивляются непрекращающейся текучке.

— Ах, мы всё для всех делаем, а нас всегда бросают! — регулярно рефреном вздыхает заместитель и партнер Себиха мой «старый знакомый» Ясин.

Спросите меня, что же это такое «всё» оне делают для иностранного персонала, и я вам отвечу словами того же лысого Ясина:

— Мы тебе вид на жительство сделали, рабочую визу сделали («это вы обязаны были сделать!»), зарплату вовремя платили («простите, разве это особая заслуга?»), квартиру сняли («шта? За счет фирмы, что ли, мою аренду платили? Не припомню!») — что мы для тебя еще не сделали?

Вот так. А я, неблагодарная, «бросила» их. Посмела уйти на своих условиях.

Давайте расскажу о причинах текучки детальнее. Наливайте кофейку и устраивайтесь поудобнее.

 

Нагружают того, кто везет

 

Посуленные коварным Ясином «всего три месяца переработок» начались в январе 2018 года. Следуя его логике, в конце марта они должны были истечь. Как бы не так! Рекрутинговое агентство, в бешеном темпе, жадно и нахраписто добывающее по миру иностранную рабсилу для предстоящего летнего туристического сезона, к апрелю удвоило объемы. Паника алчных хозяев росла. Высокий голос Себиха, вернувшегося в Анталию с зимних кастингов, периодически становился похожим на скрип металла по стеклу.

Так и вышло, что несчастные батраки — «понаехавшие» работнички — засиживались в офисе по 12-16 часов. И пахали, пахали, пахали… Кыргызка, казашка, таджик и ваша непокорная русская, как послушные лошадки, везли на себе объем работы целого десятка человек. Шесть дней в неделю. Минимум 12 часов. Обед в офисе и дальше в строй. Сверхурочные не оплачиваются, но «отнеситесь с пониманием, нужно же помогать друг другу, осталась всего пара месяцев…»

Месяцы шли — сезон двигался к кульминации. Постепенно начали открываться отели турецкой ривьеры. Отельеры один за другим звонили в «Асу», требуя «купленные» иностранные «живые души». Многочисленные начальники «Асы», от рождения ничего не ведающие о режиме труда и отдыха, вконец озверели, забыли о распределении обязанностей и валили всё на всех без разбору. Офис то и дело накалялся и зловеще потрескивал.

Вашей непокорной досталось непростое направление Индонезии, Таиланда и других экзотических стран — участь подбора и «продажи» дальневосточных и африканских массажисток в СПА-салоны туристической Турции. Удовольствие так себе. Извращенные турки «заказывают» тебе, положим, три балийки, китаянку, арабку, тайку да еще пару украинок в придачу. Ты рвешь на себе волосы, понимая, что Украина, Таиланд, Китай и африканские страны в этом сезоне фактически «слились», наскребаешь у агентов несколько балиек, высылаешь резюме. Владелец СПА, ожидающий увидеть и ощупать красоту женских тел в международном масштабе в своем занюханном салоне, разочарованно сообщает:

— Нуу, что-то они полноваты, староваты и коротконоги…

Ты пытаешься донести до его ограниченного сознания факт профессионализма кандидаток, общей непрезентабельности балиек и печального кризиса в рекрутинге по причинам крайне низких зарплат в турецком туризме, выросшего уровня жизни в Китае, хитрожопости нашего тайского агента, включения Украины в состав Евросоюза и раздолбайского поведения агента из Туниса. Турок-владелец или менеджер СПА, грезящий о гареме, не очень-то хочет понимать, каков расклад.

Дюжина индонезийских агентов каждый день достают вопросом о своих кандидатках, пытаясь поскорее сбагрить самых страшненьких  в «дешевую» Турцию и получить с них гонорар за услуги трудоустройства. Хвала тем, кто придумал веб-версию WhatsApp’a, иначе весь твой 12-часовой рабочий день уходил бы на переписку с агентствами.

«Асовское» руководство в лице Себиха, его партнера Ясина и офис-менеджера курда Мехмета Шерифа Фидана, считающего всех, кроме себя, тупицами, подзукивают, создавая у тебя комплекс неполноценности фразами типа «Если мы не найдем им персонал, мы можем потерять такого хорошего клиента, а они ведь наши ЛУЧШИЕ клиенты!». Режим цейтнота не прекращается. Ошибки и лень агентов сваливают на тебя. «Некондицию» в виде полных и немолодых ставят тебе в вину. Раздраженный тон «очень важного клиента» сливают на твою несчастную голову. Зная твою нагрузку, тебе добавляют еще заданий не по профилю, ведь «просто помочь» никто не отменял. Себих-электрошокер клюет тебя по голове, обливая высокомерием и презрением.

Грузят на кого? На выносливых, работоспособных и бессловесных. В Турции по умолчанию таковыми становятся приезжие: мальчики и девочки, свободные и «бракованные», с гражданством и без оного. Подумаешь, посидите до девяти-десяти (для девочек) или полуночи-часу ночи (для мальчиков).

А кто правит совершенно ужасные файлы присланных резюме? Кто на ходу обрабатывает снимки в фотошопе? Кто параллельно с ходом ежедневных операций ведет деловую переписку в почте с отелями, агентами и Мехмет беем, не устающим подбрасывать задачи? Чья голова опухла от смешения русского, английского и турецкого языков? Кто нервно вздрагивает от звонка рабочего мобильного, который вынуждена носить при себе 24 часа в сутки? Наконец кто подает онлайн-заявления на рабочие визы не только «законных» балиек и иже с ними, но и всех «подброшенных»?

Всё ты.

За плюс-минус 1800 лир в месяц без похвалы и мотивации. Без корпоративов. Без премий и праздников. В состоянии колоссального нервного перенапряжения.

Думаете, на этом трешику конец? Листайте дальше!

 

Тише воды, ниже травы

 

— Мы никого не увольняем, — изрек однажды Ясин, и поначалу фраза звучала ободряюще. После вскрытия нарыва «Асы» скальпелем трезвого взгляда гниль «текучки» вытекла наружу и обнажила скрытые смыслы реплики Лысого.

Из Asa Group добрые 90% персонала уходят сами. Рано или поздно. Чувство собственного достоинства у кого-то включается раньше, у кого-то позже. А вы бы не ушли из компании, где к вам относятся, как к второсортной рабсиле, при этом умело извлекая максимум пользы из вашего труда?

В какой-то момент я пришла к выводу, что турки виртуозные торгаши во всем. «Купи подешевле, продай подороже» — лозунг нации пост-османов. Ну не верх ли ушлости набрать работников из других государств, где, как кажется, зарплаты еще ниже, чем в Турции, а потом использовать их и в хвост и в гриву, не особо заботясь о соблюдении их прав? Да-да, местные ни за что не согласились бы вкалывать в ритме «Асы» за смешную минимальную зарплату в 1600 лир. Многие не восприняли бы всерьез и 2000. Это уровень простого ручного труда. Это зарплата для тех, кто не обременял себя учебой в вузе. Это явно не соответствует длинной «портянке» должностных обязанностей и квалификаций специалиста по международным операциям.

Живущий на птичьих правах иностранец — самое оно для шустрого турецкого бизнесмена. Бесправный, прижавший ушки, мечтающий о гражданстве, влюбленный в Турцию, владеющий языками. Последнее качество особо востребовано в стране, где 99% местных, хоть убей, не способно к освоению элементарного разговорного английского.

Похожий на голодного шакала офис-менеджер Мехмет Шериф Фидан так учил меня вразумлять балийских массажисток, задумавших сбежать из плохого отеля и вырваться на волю из своего персонального адка:

— Хотят уйти? Пожалуйста. Скажи этим тупицам, что если уйдут из отеля, заплатившего за них, их рабочие визы будут отменены, и тогда в течение десяти дней им нужно будет или обратиться за видом на жительство или покинуть страну. Обратный билет домой отель им не оплатит, потому что они нарушили условия договора. А если они будут болтаться здесь нелегально, мы о них в жандармерию сообщим.

Нужно что-то еще добавлять? Например, то, что у турок к массажисткам по умолчанию определенное отношение? Что у них определенное отношение ко всему живому женского пола, а особенно к импортным девицам?

Турки со своим великодержавным шовинизмом достаточно циничны в обращении с «понаехавшими», и пусть вас не смущают улыбки на лицах и то, как они называют вас «мой дурук»***. Когда вы турку выгодны, это одно, когда нет — другое. Турок хорошо считает и любит деньги. Потому тамошний бизнесмен будет выжимать из иностранного работника все до последнего, не заботясь о достойной оплате труда и правах (какие права? он здесь мой раб!). Там, где местный скажет «нет» и уйдет, хлопнув дверью, «гастарбайтер» из стран СНГ, Индонезии и Непала проглотит и пойдет вкалывать дальше.

Представляю, как сейчас неискушенные соотечественники воскликнули: «Есть же договор! Можно оговорить все условия! При несоблюдении можно заявить, можно то, можно сё!». Бла-бла-бла. Забудьте. В Турции с вами могут делать все, что угодно. «Что угодно» зависит исключительно от совести нанимателя. Господи, у многих работодателей даже в полиции и в жандармерии свои люди!

Хотя мои балийки регулярно пытались воззвать к справедливости, ссылаясь на контракты. Рабочий вотсапп периодически щелкал сообщениями о нарушениях прав азиатских массажисток СПА-терапевтов:

— Мисс Надя, можно нам переселиться в другой ложман? У нас нет даже кухни, чтобы готовить еду…

— Надья Ханым, пожалуйста, помогите, босс не платит зарплату, как в договоре, нам платят в лирах и не дают премии…

— Мама Надя, босс заставляет работать в выходные, но по договору мы имеем один выходной в неделю. Помогите, мама Надя, вы же наш агент…

Сердце «Мамы Нади» разрывалось. Она обещала помочь («опомнитесь, вы в рабстве!»), приползала домой к девяти вечера выжатая, думала, как из зарплаты в 1800 (то есть 950 за минусом аренды) наскрести на ужин и как выдержать еще «пару месяцев понимания/помогания» «Асе». А балийки регулярно сбегали из отелей.

Многостаночники «Асы» ничем не отличаются от непальских садовников и горничных. Последние едут в Турцию работать за минимальную зарплату 400 долларов, стригут кусты и стелят простыни в отельных номерах. Их смены длятся восемь часов. Отсутствие выходных в начале сезона им компенсируют деньгами или выходными в конце. А иностранный рабсостав Asa Group трудится в жестком нон-стоп режиме многозадачности по 12 часов (и дольше). Навыки владения компьютером, иностранными языками, ведения переговоров с клиентами и деловой переписки, оперативность, стрессоустойчивость оцениваются в те же 400 долларов плюс-минус.

Минимальная зарплата балийской массажистки $600+1, где 600 — это зарплата, а 1 доллар — премия за каждый выполненный массаж.

Я здорово погорячилась, согласившись на 1800 лир. Но я не знала ни чертова адского объема работы в «Асе», ни соотношения зарплат массажистов из Индонезии и горничных из Непала, ни того, как турецкий босс оценит экс-журналистку, блогершу с тремя языками и мастерицу на все руки из России. Не догадывалась о резком удешевлении лиры…

Россия = Непал.

Идите к черту!

Коллапс увлеченности «гостеприимной» ближневосточной республикой: 80 lvl.

 

Тигр всегда полосатый

 

Сбежать от недобросовестного работодателя за рубежом — лучший способ избавиться от токсичных отношений с ним. Это знают балийские массажистки, это знаю я, однажды организовавшая собственный побег из тайского отеля. Чувство второсортности в чужой стране пришлось мне не по вкусу, и я покинула «берег турецкий», благо, билет туда и обратно мне оплачивала не компания.

Скупость так называемой «зарплатной политики» Asa Group, текучка кадров и откровенные наглые манипуляции начальников не оставили иного выбора вашей непокорной во всех смыслах пиратке.

Только став в строй «Асы», я услышала слова бывшей работницы Марины, которая, по слухам, устраивала Себиху, Ясину и Мехмету ежедневные истерики в слезах:

— Максимум вы здесь отработаете полгода.

Я продержалась девять месяцев. А ведь намеревалась через пять лет иметь гражданство! Но какой ценой?

— Мы никого не держим силой, — уверял Ясин, но игнорировал мое предупреждение об уходе. До самого конца он надеялся, что я не наберусь наглости уйти по собственной воле, бросив работу.

Набралась.

Лицемерие руководства и даже кухарок встали поперек горла. Разделение на турков и иностранцев, своих и чужих постоянно напоминало о том, что я не дома и что не стоит соваться в чужой монастырь со своим уставом. Когда турчанка Гюль в шесть вечера вставала и, сделав всем ручкой, царственно удалялась из офиса, внутри закипал гнев. Когда неумытая уборщица/кухарка Нефисе расплывалась маслом перед «боссами», расфуфыренной директоршей по продажам Уфук и главной бухгалтершей Дениз, таскала им подносы кофе и чая, «случайно» забывая о простых смертных иностранных лошадках, у меня портилось настроение.

Приемный ребенок в семье — вот кем я была, работая на рекрутинговое агентство Asa Group. И стать родным там — без шансов. А кому нужно постоянно испытывать навязанный комплекс неполноценности?

Именно его коварное руководство компании умело культивирует в жертвах-работниках. «Аса» никогда лишний раз не хвалит, не увеличивает зарплату и не признает, что им нравится, как ты работаешь. Ведь тогда ты сможешь выдвигать свои условия, а это последнее, в чем нуждаются ушлые бизнесмены.

Прессуют мягко. Наваливают задачи, а потом критикуют за провал сроков. «Не замечают» успехов, тыкают носом в косяки. Себих позволяет себе холодные уничижительные замечания. Ясин подолгу держит в офисе, давя на твои совесть и ответственность и то, что непрекращающийся многомесячный аврал скоро кончится. Мехмет орет, забивает агрессией, не дает слова вставить. Заливает ядом сарказма.

Когда ты оказываешься на пике ежедневного экзистенциального кризиса, на арене появляются жонглирующие айфонами Фатих Прибухивающий и Человек-Гора Сезер — братья косоглазого Себиха.

Интроверт-оборванец Фатих выглядит дико, источает густую сигаретную вонь, диалог ведет грубо и любит подзывать к себе повелительным щелчком пальцев. Он оформляет авиабилеты в системе IATA и почему-то тоже считает себя начальником над бесправными иностранцами.

Огромный, как гора, Сезер выглядит дико. О да. Особенно дико выглядывает его необъятная черная волосатая задница, когда он наклоняется, не заботясь о том, чтобы прикрыться. Сезер потеет, любит обливаться парфюмами, жечь ароматические палочки в кабинете и ходить вразвалку, шаркая ногами и сбивая мелкие предметы мебели. Словно подчеркивая громадность своей туши, он намеренно грубо хлопает дверьми и крышкой принтера, громко гогочет, нагоняет на себя важность и держится, как мафиозный босс: «Я все решу — ты мне только скажи».

Семейное трио, Ясин да Мехмет — пять человек в конторе, могущих гнобить бессловесного «гастарбайтера» (читай: подкидывать работы и ругать). Многовато для успешной бизнес-стратегии, не находите?

— Почему я, 45-летняя тетка с немаленьким опытом работы, должна стоять и краснеть перед этими мальчиками, заикаться, как студентка? — голосом праведного возмущения восклицает кыргызка Эля.

И правда, почему?

Все, кто пытался выдвигать свои условия, ушли несолоно хлебавши. Все, кто просил о повышении зарплаты, остались в прошлом «Асы». Себиху и Ясину проще отыскать нового «глупого мышонка» и обучить его с нуля, нежели удерживать деньгами и бонусами даже самого лучшего работника/ менеджера.

Гораздо проще получить ежегодную премию QM (Quality Management) Awards Turkey, создав 600-700 фейковых мейлов и голосуя с них на сайте премии за себя, любимых, нежели реальными достижениями заслужить мощную поддержку клиентов и довольных соискателей.

Проще НЕ провести корпоратив для персонала за взятую премию, чем провести. Ха, этим рабам XXI века можно даже «спасибо» не говорить.

 

***

 

Я вырвалась на свободу, не сказав прощального «прости». Хватит с них и того, что предупредила об уходе. Ясин долго пытался играть на чувстве вины. Он просто не успел заманить в сети другого раба. Наивный, он переоценил степень моей привязанности к Турции.

Ясин не подозревал, что русская душа — материя сложная и склонная ностальгировать. Тосковать по неуловимым тонким вещам. Душа гордая, прямая и трудно поддающаяся дрессировке. Широкая, верящая, что и другие так же широки…

 

***

 

…в воздухе медленно растаяли частицы от развеявшейся в пыль идеи эмиграции, когда серебристые крылья «Аэрофлота» подняли меня над облаками, неся на родную землю.

Краткая аннотация к затянувшейся сказке «Сладкая турецкая ночь» — там мы не нужны никому.

 

О том, насколько и зачем жены из стран СНГ нужны их турецким мужьям, я напишу очень скоро. И да пребудет с вами реалистический взгляд на мир.

 

* haydi — турецк. давай; go — англ. иди, вперед!

** kimlik — турецк. удостоверение личности, в Турции пластиковая ID карта

*** искаж. от «друг» — туркам трудно дается произношение слов на любых иностранных языках, те же индийцы радовали меня более чистой русской фонетикой

||||| Like It 7 |||||

Добавить комментарий

Войти с помощью: