Голая Турция III. О браках

Это мой последний текст в серии #голаятурция и о Турции вообще.

Поговорим напоследок о либеральной нервной системе женщин и о «флюгерности» славянских женщин в частности? Закруглим тему так, чтоб запомнилось? Окэй, но с тремя оговорками:

1). Пост не претендует на объективность, как и весь сей скромный блог. Я не пишу научную работу «Причины и  последствия массовой миграции славянских женщин в Турцию» или псевдопсихологическую статейку для женского портала типа «Брак с иностранцем: за и против». Я поделюсь личным мнением о повальном увлечении славянок турками. Вы можете согласиться с ним или — «хейтерс гонна хейт».

2). НЕ ВСЕ «турецкие жены» по определению несчастны в браке. Но таковых много. Я не высчитываю проценты, а описываю то, что наблюдаю.

3). Текст в большей степени относится к славяно-турецким бракам, но и в союзах женщин из мусульманских стран Средней Азии с турками не всегда всё гладко.

Почему я рассуждаю на эту тему?

Картинка: до и после брака с турецкоподданым

Потому что не выскочила замуж через пару месяцев после первой туристической поездки в Аланию за неумытого/необразованного, зато жгуче-соблазнительного бармена/аниматора/официанта, но несколько лет проработала там в сфере туризма и гостиничного бизнеса (о чем вещает вся рубрика «Туретчина» ← жмите). А еще выучила язык, историю страны, основы культуры и социально-религиозных обычаев, собрала огромную коллекцию человеческих историй, наблюдая со стороны, побывала в разных провинциях, сиживала за столом у традиционных деревенских жителей и озападненных городских богатеев, сравнивала, анализировала, делала выводы. И за десять лет увлечения Турцией «вывела» некий сухой остаток по теме «Чем она так манит славянок». А пишу просто потому, что не пропадать же добру (и потому что не не могу не писать).

Читать:

Голая Турция I. О работе

Голая Турция II. О ностальгии

«Мы для них рабы»

 

В сентябре 2009 года лежала я на покрывале, брошенном поверх шезлонга, на пляже Лары, что в Анталии. Лежала, ничем не выдавая национальной принадлежности, наслаждалась солнцем и своей «коронованностью». Рядом отдыхали две зрелые дамы. Говорили по-русски. Помню, они даже по поводу моего покрывала отпустили замечание, мол, да, ветер дует, но не с одеялом же ходить. Они принимали меня за турчанку, благо, и цветом кожи я походила тогда на уработанную фермершу.

Тут на пляже появилась она: юная девчонка в шортиках, худая, с костистыми коленками и локтями, обесцвеченные короткие волосенки нечесаны, на лице подозрительные лилово-желтые пятна. И мальчишка с ней лет пяти. Тот сразу кинулся в море, а она ему с берега по-турецки, но с явным русским акцентом: «Али, далеко не заплывай!».

«Эге, — подумала я. — С наших земель птичка».

Деваха услышала русскую речь туристок и вступила в диалог. Они сильно удивились явлению «турецкой жены» и начали расспрашивать о деталях брака и быта. Ваша непокорная лежала, не отсвечивая, и слушала. И вот что услышала:

— Муж не разрешает с сыном по-русски говорить… Да и руку может поднять на меня, не пускает никуда одну, работать не разрешает… Мы для них, как рабы! После брака все изменилось…

В голосе ее улавливалось смирение с судьбой, даже не возмущение, а усталость какая-то, что ли… Она ни разу не похвалила ни мужа, ни жизнь свою южно-райскую. А вот я возмутилась, шипя про себя: «Ничего подобного! Нашла, наверное, какого-нибудь курда дикого и жалуется теперь! Не все же такие!».

Тогда мне эта история показалась исключением — девочка просто ошиблась с выбором, ибо молода и глупа есть. О, само собой, в целом, турки такие замечательные, заботливые, любящие и жен не бьют, и рабства никакого нет. Это ж не Саудовская Аравия. На деле, то первое соприкосновение с миром «турецких жен» показало, пусть и утрированно, все, что нужно о нем знать.

 

Жертва инстинкта

 

По данным посольства Турции в России, в 2017 году более 110 000 русских женщин вышло замуж за турок. В одной только провинции Анталия ныне живет более 100 000 россиян.

Есть и такая статистика: в течение одного года примерно 1000 русских женщин выходит замуж за иностранцев и всего 50 парней женится на иностранках (по всему миру). При этом две трети межнациональных союзов распадается.

Ясно, что за турок выходят и украинки, и киргизки, и грузинки, и даже немки. Ах, в том же незабвенном 2009-м на том же пляже Лары я наблюдала за немецко-турецкой семьей. Полноватая мама-немка, подтянутый папа-турок и пара ребятишек, копошащихся в песке и волнах прибоя. Те дети были билингвами: они говорили на смеси турецкого и немецкого, и рабством там даже не пахло.

Я ни в коем случае не за «чистопородное скрещивание». Инбридинг хорош для селекционеров новых пород животных. Однако мыслю так: женщины славянской и отчасти постсоветской культуры не столь принципиальны и стойки, как мужчины, и гораздо реже придают значение категориям вроде «здорового патриотизма». Женщинами движет влюбленность и поиск лучшей доли. Переведем на язык природы:

 

влюбленность = гормональный коктейль из фенилэтиламина, норадреналина, дофамина и эндорфина

поиск лучшей доли = выбор сильного самца и условий, где больше корма для себя и потомства

 

Увы, природа-мать «осчастливила» прекрасный пол одной особенностью, необходимой для продолжения человеческого рода. Когда женщина влюбляется (а делает она это обычно без затруднений), гормоны заметно снижают ее трезвомыслие и уровень критики к избраннику. В эйфорическом восторге влюбленная не анализирует последствия своих решений в перспективе. Происходит контакт, от коего родятся дети. Природе большего и не надо. Это основная движущая сила женских поступков в сфере интимно-матримониальной. И причина всех «разбитых судеб», страданий этих бабских, прости, Господи…

Молоденькая дурочка из депрессивного региона, которая слаще морковки ничего не пробовала, повстречала на жарком берегу знойного мачо, гормон попёр, в мозгах замкнуло, турок наплел ей с три короба (у него на то свои причины — читайте ниже), и вот без лишней суеты новоиспеченные молодожены делают первые шаги  в опасном мире под названием Межнациональный брак. Наша поглупевшая от «великой турецкой любви» деваха не знает страшных вещей типа Рукоприкладства, Запрета на русский язык и Запрета на работу. В ее голове еще не сложился короткий слоган «Мы для них все равно что рабы».

Она счастлива. Она сорвала джекпот.

 

Сбегая от разрухи и нищеты

 

Я не зря применила выражения «депрессивный регион». Многие едут в Туретчину как раз из таких. Потому так высока концентрация украинок в Турции: близко — раз, на родине нищета и бардак — два. Для жительниц депрессивных регионов ближневосточная республика райский рай, хотя по здравом размышлении это явно не пригодная для эмиграции страна. Но разве кто-то мыслит здраво?

Основной рабочий сценарий трагикомедии «Брак с турком» развивается так: дешевая турпоездка «все включено» → встреча суженого в отеле или околоотельной среде → короткий, бурный плотский роман прямо на пляже под звездами → недолгая онлайн-переписка → поспешное предложение и решение о браке → бракосочетание на родине жениха (нередко этому предшествует развод с родным мужем) → корона на голове → постепенное развенчание культа Турции по мере погружения в культуру и быт страны.

Есть вариация, в которой первые три пункта заменены на «встреча суженого в интернете». В этом случае, как правило, жених активно зовет в гости, невеста сама покупает билет и едет. Если турок находит ее достаточно удобной для себя (читай: наивной и податливой), следуют предложение и брак. После он открывает все щекотливые моменты их последующей жизни, кои до брака  предпочитает прагматично утаивать.

В обоих сценариях имеется фактор, ясно показывающий нам социально-интеллектуальный уровень «невесты». В первом варианте это «дешевая поездка». Я допускаю мысль, что есть состоятельные одинокие дамы, выбирающие Турцию среди всего разнообразия пляжного отдыха и зажигающие там с юными жиголо. Последующий брак только с трудом представляю. Подавляющее большинство искательниц знойных приключений и заветной короны «турецкой жены» — это тетеньки попроще, уставшие от холодов, шапок-пуховиков и алкашей-тунеядцев. Любая продавщица рыбного отдела в самом депрессивном регионе способна накопить на какую-нибудь «тройку» в Махмутларе и выйти в дамки. Хотя я расскажу ниже совсем не о продавщицах рыбы.

Со вторым сценарием еще проще: кто принимает решение о браке на основании интернет-знакомства? Правильно, только Дуры Дамы с большой буквы Д.

Бывают ли другие сценарии? Да. Все мои подруги-коллеги в отельном бизнесе вышли замуж за турок, опираясь на более солидное основание. Так у них и браки удачные, слава Богу.

Эмигрировать в страну, где толком не защищены права человека, тем более иностранца, выходя замуж за ее гражданина, ставя себя, новоприбывшую, в полную зависимость от его милости, — это, конечно, путь настоящих адреналинщиц с отбитым мозгом. Им острые ощущения и корона на голове дороже здравого смысла, памяти о корнях и чувства общности со своей стаей. Опять же повторюсь, не все таковы, но большинство. Едущие на юг, где тепло и красиво. Где мужики обеспечивают баб и невероятно привязаны к детям. Где сбывается простенькая земная мечта среднестатистической мещанбурженки: «жить у моря». Хотя последнее реализуется не всегда, ведь новый муж-турок запросто может увезти новобрачную в деревню к престарелым родителям, где она будет с утра до ночи работать в доме и заботиться о новых родственниках, как о родных. Да еще и на овощных плантациях вкалывать.

Лишь единицы, задумываясь о переезде в Турцию и браке с турком, строят свой план на фундаменте гораздо более крепком, чем легкомысленная гормональная влюбленность.

 

В изоляции ради «любви»

 

Кстати, о влюбленности. Подумаем-ка, что привлекает отечественных невест в стране, всегда бывшей или открытым врагом Российской империи или  прячущей за спиной острый ятаган в мирные периоды. Дешевизна поездок в край «ол инклюзива» открывает двери в Турцию всем желающим. На что клюют те, кто потом в пугающих объемах поспешно бежит туда в «замужья»?

Кратко: влюбленные барышни принимают за чистую монету все сладко-кружевные признания-обещания женишка-турка, ибо рациональная часть мозга залита эндорфинами и лежит в отключке.

А уж турок постарается! Будьте уверены. На поприще торговли — будь то рынок или самопрезентация перед невестой — приврать и приукрасить для него дело чести. Мастера плести сказки. Виртуозы соблазна. Гении продажи. Умельцы витиевато говорить. Турки не считают грехом «ложь во спасение», особенно если речь идет о собственном спасении.

Жила-была в Мещанбурге одна тетя 50-и лет. Тетя Лена. Она имела высшее образование, работу экономиста в хорошей компании, любящего и заботливого мужа и взрослого сына. Тетя Лена жила и не тужила: салоны красоты, шопинг, няшки-плюшки. Дважды в год она летала отдыхать в жаркие страны, в одной у нее даже появился щедрый любовник.

А потом она съездила в отпуск в Турцию и познакомилась с Турком-своей-жизни (другим, не любовником). И все 50 лет ее прошлой жизни словно стерлись. Сгорели на алтаре турецкой сказки.

Не прошло и месяца, тетя Лена разводится с уютным, удобным и обеспеченным русским мужем. Навсегда обращает против себя шокированного сына. Собирает в чемодан манатки и летит в Измир навстречу новой жизни, уверенная, что теперь-то заживет, как королева, любимая, носимая на руках, еженощно обласканная ближневосточным казановой. Поспешно вступает в брак… Щелчок кнопки — розовые тона гаснут, и постепенно в ее мирок на чужбине вводятся будничные краски. Оказывается, что:

— муженек скрыл от тети Лены наличие сына-подростка, живущего с ним, — нашей турецкой жене приходится кормить-обстирывать-обхаживать колючего пацана, который, взрослея, лишь острее проявляет к ней свою неприязнь;

— прекрасный город Измир при всем своем размахе и озападненности в отличие от Анталии вовсе не такой туристический и заточенный под адаптацию иностранцев — у тети Лены нет русского окружения, она в изоляции;

— при муже-турке новобрачная не работает — целыми днями горе-жена трудится дома и начинает потихоньку терять внешний лоск;

— тетя Лена не знает турецкого языка, с мужем общается кое-как по-английски (что не препятствует главному — постельным утехам), но в быту ей это не помогает: наша эмигрантка не может объясниться ни в магазине, ни в местной парикмахерской;

— к слову, турецкие маникюристки криво и неаккуратно красят русские ногти нашей героини, тетя Лена совершенно не привыкла к такому безобразию, «салон красоты а’ля турка» повергает ее в депрессию;

— зимой в турецких домах нет отопления, и, хотя зима длится недолго, во всем уступая российской, тетя Лена страшно мерзнет в квартире, в ужасе от такого порядка, постепенно начинает осознавать, что нужно было лучше узнавать подробности о реальной жизни в стране мечты.

И вы знаете, что? Через год она летит на родину, лелея план купить здесь квартиру в тайне от мужа-турка. Дальше больше! Квартиру ей покупает бывший русский муж, человек глубоко порядочный, незлопамятный и добрый. Которого, кстати, уже обхаживает некая ушлая дамочка, спаивая в надежде заграбастать его деньги и бизнес.

А тетя Лена? Та продолжает тянуть турецкую лямку, подумывает о гражданстве, прикидывает, не привить ли своего Махмута на русскую землю — в общем, с присущей русским женщинам самоотверженностью расхлебывает заваренную кашу.

Вот вам вкратце технология, которой пользуются турки для заарканивания иностранной невесты: говори много, красиво и неправду → добейся ее влюбленности → если она глупа настолько, что не задает никаких вопросов, делай предложение → истинные подробности совместной жизни раскрывай только после брака. Добавим еще: при появлении совместных детей, если супруга захочет развестись, ни в коем случае не дай ей увезти детей.

Понятны вам ошибки тети Лены, солидной дамы 50-и лет?

Пошла на поводу гормональной лавины.

Отключила критику.

Не задавала вопросов ДО.

А мужчинам такое выгодно. Мужчины, как ни крути, более рациональны и расчетливы. И в браке тоже. Они выбирают прежде всего удобную жену, тонко прощупывая границы ее толерантности. Турки делают это особенно умело, ведь торгашество — в данном случае собой — у них в крови. «Так исторически сложилось»…

Есть еще моментик исключительно про турок: за иностранку не надо платить калым. Да-да, он есть, его копят, его нужно предоставить семье невесты (например, машину), а потом еще взять на себя расходы на организацию «ночи хны» (нечто вроде девичника), самой свадьбы, оплатить платье невесты и кольца, свадебный стайлинг волос и мейкап, а заодно и для всех ее родственниц… нужно золото купить, браслеты там, алтыны всякие. Во многих провинциях и золотое ожерелье, и золотой пояс невестушке нацепить нужно. А потом свадьба гремит три дня: гости засыпают брачующихся деньгами и золотом, а еще музыкантов, которые пилят на дарбуке и зурне без устали. Все пляшут без спиртного, без сытных, жирных блюд и без пошлых конкурсов: основное веселье там — народные песни-тюркю и танцы с потрясением грудьми-плечьми и размахиванием платочками, как в ироничном видео ниже:

Вот вам свадьба турецкая.

Фишка в том, что с иностранкой все это соблюдать как бы и не нужно. Да нет, на самом деле, будь он глубоко привержен традициям, он все сделает, особенно если невеста девственница из Таджикистана. Однако большинство пренебрегает обычаями при заключении союза с дочерьми стран бывшего Союза.

В Турции даже выражение существует «бедава гелин» — бесплатная невеста. Многие могут возмутиться, мол, это все дремучие пережитки, любовь не золотом покупается, нам эти обряды не нужны. Но, увы, и муж-турок будет относиться к «бесплатной невесте»  по-другому: то, что достается без усилий, не ценится. Это закон. Да и в целом, просто задумайтесь: если в сей стране ИМЕННО ТАК принято, и местные невесты настаивают именно на таком порядке свадьбы, это что-нибудь да значит. Турчанка выставляет условия — турчанка получает уважение как хозяйка дома и мать его детей.

Иностранка? Так она наших законов все равно не знает, ни к чему с ней церемониться.

Влюбленные в турецкого жениха украинки, русские, казашки и тэдэ не задают вовремя нужных вопросов (смотрите список ниже), считая, что они несовместимы с «настоящей любовью», и не выставляют свои условия по схеме «я выйду за тебя при условии, что мы будет жить отдельно от других твоих родственников» и тэпэ. Отсюда и процент разводов и число разочарованных среди восточных жен.

 

«…А я королева!»

 

Еще виновато тщеславие. Холостые девицы держат нос по ветру, ищут, где лучше, как флюгер, разворачиваясь в направлении ветра. Страна знойных мачо и жары за сорок им представляются определенно лучше родных умеренных температур и «мачо» умеренной эмоциональности. В воспаленном мозгу бьется тщеславная мыслишка: «Все люди как люди, а я королева Востока, жена турецкого султана-падишаха! Живу у моряааа..!».

Корона надевается сразу в турецком аэропорту при сходе с трапа и многим жутко давит на голову. От этого на лицах «королев» застывает выражение брезгливого высокомерия при взгляде на простых туристов, глаза подводятся, а языки цокают с наигранной досадой: «Ах, понаехали тут, в нашу Турцию».

Если вы бывали в ближневосточной республике, вы наверняка встречали таких своих соотечественниц. Надеюсь, вы не поддались греху зависти, ведь под той короной кроются отнюдь не столь же блестящие размышления, страхи и сожаления.

Не верите, что можно о чем-то сожалеть, выскочив за южного красавца в страну-конфетку? Почитайте истории разочарований в рубрике «Анонимно» в многочисленных русско- и среднеазиатско-турецких пабликах. «Жены» скрывают там только имена, но не факты. «За что боролись, на то и напоролись» — емкий общий слоган всех подобных исповедей. Рассказы пестрят фразами типа «я же не знала…», «он скрыл…», «вначале все было хорошо…», «а потом явилась его мать/сестра/тетка…».

Они действительного многого не знают, примериваясь к свадьбе с турком, они судят по себе, они росли и воспитывались в совсем иной среде и теперь пытаются применять свои правила на чужбине. Та не отвечает пониманием, и происходит конфликт культур. Всплывают факторы посерьезнее мягкого климата и внешней благоустроенности — эмигрантка вдруг понимает, что на родине она уже чужая, а на чужбине никогда не станет своей. Где-где, а в Турции всё будет напоминать ей об этом. Нередко под этим «всё» выступает женская половина родственников мужа. В посте «Голая Турция II. О ностальгии» я писала, что турчанки в массе своей на дух не переносят пришлых из других государств женщин, не доверяют им, ревнуют и завидуют крайне.

Оторванность от корней ослабляет чужачку. Ежедневная рутина требует от нее неустанного служения мужу, его семье и заботы о детях. Постепенно с мечты слетает позолота, обнажается бытовуха, которая такая же, как дома, только приправлена чувством второсортности. Опытные люди подтверждают, что даже получение гражданства не гарантирует от двойных стандартов со стороны местных: эмигрант все равно не принимается обществом (турецкой мусульманской общиной!) до конца.

 

Самообман любой ценой

 

Соударение с жестокой реальностью редко бывает приятным.

Молодая Адолат работала юристом в Ташкенте, и все бы ничего, но повстречала вдруг турецкого повара-живчика по имени Акын. Узбечка ничего не знала о турках, кроме того, что они способны разжигать в юных и не очень девах нешуточные страсти. Последние вскипели в ней с такой силой, что Адолат не смутили ни сухенькая дробность избранника, ни его короткий вздернутый нос, ни выпирающий непропорционально громадный лоб и крупные кроличьи резцы. Наверное, так замуж хотелось…

Лишь спустя время, после свадьбы, сыгранной без калыма и прочего антуража, на голову новобрачной хлынули ушаты с ледяной правдой действительности:

— Собиралась-то я за богатого, а оказалось, одному брату помог, другому помог, туда-сюда дал, и вышла за нищего, — невесело улыбаясь, говорит Адолат. — Родители его, бабка с дедом, приперлись к нам жить из своей деревни! Он младший сын, и к его сестре они не захотели, потому что ее муж их не хочет, вот они к нам и завалили. Дома ничего не делают, не готовят и даже стакан воды попить берут каждый раз чистый. А грязные просто составляют на кухне. Я прихожу с работы и разгребаю. У деда четыре вида рака, с#ать ходит через трубку в боку на мой унитаз! Я сразу сказала, убирать за ним я не буду! Пришлось купить им кровать и все постельное, чтобы они мои белые диваны не зас#али. А бабка? Представь, она делает намаз и в этот же момент роется в шкафу с моими вещами! Как такое возможно вообще? Следит, в чем я на работу хожу. А раз спросила: «На тебя там не смотрят?»*… да, они не хотели иностранную невестку, потому что уже нашли ему в деревне турчанку. Так они и брали меня, считай, не по традиции. А на мой день рождения заявили: «Мы дни рождения не отмечаем» и заставили в деревне в саду вкалывать с утра до ночи. Постоянно ругаюсь с ними… А муж, что муж? Он такой мягкий с ними, не может твердо им ничего высказать. У нас в Узбекистане разве так? У нас и свекровь по отношению к невестке проявляет уважение, и муж всегда жену защитит, потому что это вопрос его самоуважения. А тут меня однажды все достало, и я его поставила перед выбором: «Или я или они». Он? Он ответил: «Чтобы я такого больше не слышал».

И, скажу вам, друзья, нет ничего удивительного, из ряда вон выходящего в истории брака Адолат и Акына. Она бы меньше возмущалась, если бы потрудилась заранее расспросить женишка о семье и почитать о турецких обычаях, да не на рекламных туристических сайтах, а в живых рассказах реальных «турецких жен». Муж держится в духе абсолютно покорного младшего сына деревенских малограмотных родителей. Он никогда их не выгонит, не бросит и не отвернется от сыновнего долга. Для турка уважение к родителям ценнее любви к жене, тем более иностранной. Турки весьма семейственны и не примут никаких компромиссов с пришлыми чужачками, если те не согласятся с их законами и традициями.

Повторюсь, мужчины хитры. Они постараются обойти все острые углы при знакомстве с будущей женой. После заветного штампа их можно будет и обнажить — птичка в клетке уже, не улетит. Так турки скрывают детей от прошлых браков и факт регулярных встреч с бывшей женой, отток денег детям и жене «на детей» (алименты), строгих родителей, живущих с ним в одном доме, сам дом, который расположен не у прекрасного моря в фешенебельной высотке, а в не менее прекрасной сельской местности в Таврских горах, где до цивилизации ехать и ехать, «пунктик» насчет одежды (и, возможно, хиджаба), занятости будущей супруги и коллег-мужчин, общую утомительную психопатичность, бытовые капризы, скупость и желание манипулировать второй половиной.

Оу, перверзные нарциссы, токсичные психопаты и разведенные с кучей детей вообще дюже сильно стремятся жениться. Главное, безответную дурочку найти. Нетребовательную. Влюбленную. Послушную.

Много их в славянских странах, недолюбленных жертв с комплексом неполноценности. А в Турции много мужчин-манипуляторов. Да через одного!

И даже тогда, когда восточные золушки понимают, что карета обратилась тыквой, больно не хочется снимать корону с головы. Подружки на родине позлорадствуют, мама скажет, что была права, разным коллегам/знакомым придется как-то в глаза смотреть. Да мало ли что еще? Умри, но оставайся мужней женой на турецких (а стало быть, априори завидных) берегах.

Так и продолжают делать хорошую мину при плохой игре. Национальную идентичность теряют. Связь с родной общиной теряют. Там особо ничего не обретают — не помню, чтобы много встречала отуреченных, ассимилированных славянок и азиаток. Язык и тот большинство не учит. Не, они потом вступают в разные группы, где увлеченно делятся своими бедами и бедками, заодно выливают друг на друга литры помоев, ищут по всей Анталии гречку, сгущенку, что еще? — свинину там, воблу вяленую, русскоязычные школы. Как-то существуют.

От рождения властные красивые, сильные славянские барышни вдруг оборачиваются птицами, заточенными к клетке. Сжатыми жесткими рамками чужой общины. Постоянно настороже — вдруг муж не одобрит, или свекровка осудит, или соседушки разнесут злые сплетни. Вынуждены оправдываться за окружение, в котором росли.

Выглядит жалко. Как будто вдруг подсмотрел в замочную скважину и увидел то, что не должен был. И тебе становится стыдно за них! И помочь хочется, и не знаешь как.

Я сделаю одно: предложу

 

Краткий опросник турецкого жениха

 

Отнеситесь к анкетированию избранника серьезно. Поверьте, женщины их страны ничтоже сумняшеся начинают брачный союз именно с таких вопросов:

 

  1. Ты снимаешь квартиру или у тебя своя? С кем живешь?
  2. Ты был женат? Дети есть? С кем живут? Как часто видитесь? (кстати, 80% имущества от отца переходит к детям по закону)
  3. Хочешь еще детей? Сколько? Как ты хочешь их воспитывать: в исламе, в христианстве? Можем ли мы отдать их в русскую школу?
  4. Твоя жена будет работать или будет вести хозяйство? Может ли она работать независимо от тебя или только вместе с тобой?
  5. Как ты смотришь на европейский стиль в одежде своей жены?
  6. Как часто твои родственники приезжают в гости?
  7. Твоя семья из деревни? Им важны традиции? Они религиозны? Как они воспримут иностранную невестку?
  8. Разрешишь ли жене летать на родину раз в год? Или два? Или вообще не позволишь?
  9. Разрешишь ходить в спортзал, на курсы вождения, языка и т.п.?
  10. Как ты отнесешься к кухне, отличной от турецкой? Ты всеяден или предпочитаешь только местную кухню? Как часто ты будешь ужинать с семьей вне дома?
  11. Будешь ли ты давать супруге деньги только на хозяйство или же оформишь для нее пластиковую карту, чтобы она ни в чем себе не отказывала?
  12. Разрешишь встречаться с подружками? Ходить с ними на вечеринки в кафе? Готов ли ты общаться с друзьями жены?
  13. Сможет ли твоя жена иметь друзей-мужчин? А в интернете? А одноклассников можно оставить? А фото профиля обязательно нужно сменить на цветочек-бабочку-пейзажик?

 

Улавливаете? Думаю, общий тон вопросов вам понятен. Муж — это ваш домашний монарх и цензор. Невыясненные на берегу подробности будущего брака выйдут вам боком, когда права качать будет уже поздно.

Я не за чистопородное скрещивание, но за здравомыслие и сохранение достоинства (вплоть до брачного контракта). Побольше самоуважения, что ли, дамы? И не стоит недооценивать расчетливость мужчин. Даже влюбленных.

Засим прощаюсь с драгоценной Турецкой республикой. Но если будет нужна помощь в освоении турецкого языка, пишите — договоримся 😉

И простите меня за этот текст.

 

* в значении «на тебя не смотрят мужчины неподобающим образом?»

||||| Like It 4 |||||

Комментарии

  • 05.11.2018 в 17:32
    Permalink

    Как-то не жаль этих женщин. Они и дома у себя умудряются находить в основном таких мужчин, с которыми жизнь — не мед. По сути своей это жертвы. Жертвы мужчин, своих страстей, своих мечтаний о лучшей жизни… За все в этой жизни надо платить. Вот и расплачиваются потом в таких браках здоровьем, нервами, завистью и пр. Каждый выбирает по себе.

    • 05.11.2018 в 17:59
      Permalink

      Пожалуй, ключевое определение здесь — «поведение жертвы». Но ить и ей хочется тепла-солнца-жисть-райскую!

Добавить комментарий

Войти с помощью: