Как Ваня из Мещанбурга переродился в тролля

Как Ваня из Мещанбурга переродился в тролля

Жил-был в Мещанбурге* некий Ваня Клёпкин. Был он от рождения парнишкой во всех отношениях сереньким, ни высоким, ни низким, ни худым, ни толстым, носил скучную стрижку, все его рубашки тонов были линялых, одеколонами он себя не баловал да, в общем, и в зеркало-то смотрелся редко.

После техникума, где Ваня худо-бедно получил специальность автомеханика, он устроился на работу, копался в машинах, наслаждаясь запахом переработанного масла, и на всяких там «белоручек» посматривал косо и с подозрением.

Читать далее

Секс вне ложмана строго запрещён!

Секс вне ложмана строго запрещён!

— Ребят, если кто-то хочет учить турецкий язык, обращайтесь — помогу, — сообщила Бланка компании гидов-новичков, которые, как и она сама, приехали в солнечный Бодрум превращаться в акул туризма.

Те радостно закивали, пухленькая девочка Маша заметно возбудилась от этой радужной перспективы, и ее объемный бюст весело заколыхался в предвкушении.

На беду, все это услышал Рамиз, перебиравший свои бумаги неподалеку.

— Откуда знаешь турецкий? — нарочито спокойно спросил он.

Читать далее

Анталия: прогулка по Старому городу

Анталия: прогулка по Старому городу

Всякий раз, когда судьба приводила ее в Анталью, Бланка ощущала странное внутреннее сродство с этим городом. Светлая, радостная, задорная Анталья оживленно гудела, как восточный базар. Через пару кварталов вдоль по улице Джумхуриет Бланка покорно сдавалась в плен дурманящему бормотанию местных джиннов и сладкоголосым напевам пери.

Анталья помнила свою поклонницу. Ежедневной звенящей песней жизни она говорила непокорной собирательнице даров судьбы: «Я люблю и буду ждать тебя всегда — только не сдавайся».

Бланка в глубине души не верила Анталье, но не могла освободиться от своей страсти. Возвращаясь в средиземноморский город, она снова искала ответ на вопрос: «Когда?» в прибое, омыващем булыжные мостовые Кале Ичи*, облитого лучами солнца и пропахшего рыбьей чешуей.

Читать далее

Шанти в жизни индийца

Шанти в жизни индийца

В Гоа расслабилась до неприличия: не чувствую никакой потенции для творчества. То ли обленилась так, а то ли состарилась и ничему не удивляюсь, ничто меня не трогает, не злит, не будит во мне ту самую язвительную жилку. Или же прорву восхищения в душе, что прежде, бывало, накрывала меня с головой, выдавая всему миру, что я холеро-меланхолик, параноидальная личность с замашками эпилептоида и просыпающимися амбициями истероида…

Индийское шанти овладело мной, и время ощущается вязким и неподвижным, как янтарь. Я барахтаюсь в нем, как букашка, топчусь на месте, а внутри не стержень энергии/потенции, а беспорядочный водоворот-кольцо, неспособный на качественный выброс вовне*.

Но раз уж я сподобилась выродить сие в эту самую минуту, надо брать себя в руки и бросать в филологический транс снова и снова, иначе жизнь будет казаться пресной и слишком уж мещанской. А это, как вы понимаете, совсем не мой выбор.

— А стало быть, а стало быть, а стало быть, вперёд!

Читать далее

Мечта о дожде: как проявляется ностальгия тайского экспата

Мечта о дожде: как проявляется ностальгия тайского экспата

Посвящается моей маме и ее безусловной любви

Я тут гастарбайтерством в Таиланде занялась. Да, докатилась, ничего не скажешь. «Офигенная жизнь!»? «Да ты, вообще, живешь полноценной жизнью!»? Помилуйте! Болтанка между странами, тоска по твердой земле, включающаяся в самолетном кресле, неприкаянность, существование на милости хозяев — жителей очередного экзотического государства, маленькая зарплата, мыкание по общагам, безуспешные попытки приучить язык и нёбо ко вкусу иноземных кушаний. Как? Ах, да! Еще это постоянная необходимость умещать 6-8 месяцев жизни в пару чемоданов. Это полная боевая готовность каждый день. Это внутренняя собранность, чтобы не допустить ни одной промашки. Это чужбина. Не-Родина. Оторванность от корней.

Читать далее

Страница 15 из 16
1 13 14 15 16