Пикап в Турции: начало сезона в «Джустилиано Хотэл»

Остросюжетный русско-грузинско-турецкий сериал о похождениях Guest Relations в легендарном «Джустике»

Скажу в самом начале: я собираюсь учить вас плохому. Мало поехать в турецкую Анталию или даже устроиться в отель на гест рилейшенз. Нет. В этой серии постов мы поговорим о более интересных вещах: взаимном пикапе в Турции и разберемся, зачем русские женщины едут в Турцию. Или грузинские парни, к примеру. Я погружу вас в атмосферные локации турецкого Окурджалара (Анталия), покажу, как развлекаются работники отеля Justiliano Hotel, к чему это приводит и какую стратегию пикапа выбрать.

В лучших традициях Бумагомараки отборный сарказм и безжалостная самоирония помогут читателям справиться с депрессией умеренных широт.

Читайте остросюжетный русско-грузинско-турецкий сериал о похождениях Guest Relations в легендарном «Зеленом городке»!

Карикатура: герои сериала «Пикап в Турции» про отель в Окурджаларе Justiliano Hotel

Всё то, что сделать можешь или в мечтах хранишь,

дерзай сейчас, ведь смелость гениальна,

в ней волшебство и сила.

(с) Иоганн Вольфганг фон Гёте

 

Первая серия. Зачем русские девушки едут в Турцию

 

Пустынный берег Средиземного моря. Прибой тихо шепчет свои тайны. Отель утопает в фиолетовой ночи. В дрожащих зелено-голубых лужицах света заведения Биттешона разыгрывается сцена: ваша непокорная пиратка Нади, тонкая, прямая и напряженная, как струна, возвышается, раскинув руки, над низким и квадратным, похожим на добротный комодик, турком по кличке Шрек, и восклицает:

Ударишь? Давай! Давай ударь! Ударь меня! УДАРЬ! Сделай что-нибудь!

Ее голос эхом разносится в волшебном саду Биттешона, а потом резко разрывается звонким звуком пощечины! С неба сыплются молнии и сгустки раскаленной лавы.

Камера заблуривает картинку, и на экране воображения мы читаем титр:

 

Тремя месяцами ранее…

 

Часть I. Отель-монстр в турецком Окурджаларе

 

Я попала в мир Justiliano Hotel в начале марта 2013 года. Полная надежд и страхов отважная искательница приключений.

«Джустик» впечатлял! Он был похож на большого дремлющего зверя, свернувшегося клубком в уютном морском ложе. На огромном теле гротескного существа было все: зеленые крылья сосновых парков, корпуса со множеством окон-глаз, открытые террасы баров и голубые бассейны, сверкающие, как чешуя. Длинная полоса пляжа, омываемая солеными волнами мирового океана, хвостом огибала тушу зверя.

В мини-зоопарке отеля заправлял добряк-смотритель Шафак. Лишь один из многочисленной команды, поддерживающей жизнь зверя-курорта. Он кормил кур, уток, индюков, цесарок и павлинов, а те исправно плодились под щедрым солнцем турецкой Анталии и наполняли артерии отеля-монстра энергией ЕЩЕ ДО ОТКРЫТИЯ.

Я часто ходила к птичнику в заросший бугенвилиями и виноградом угол «Зеленого городка». Однажды Шафак посадил мне на плечо хамелеона. В другой раз сфотографировал с любимцем всего отеля — обезьянкой Бичо на плече.

Кроме походов в птичник, я с другими «фыстыками» Аней и Ликой, но чаще с ровесницей Сашей любила гулять по пляжу и говорить об актуальных новостях и грядущем сезоне. Берег был гол и взъерошен. Весенние ветры поднимали бурные волны, бросая их на скалистый мыс напротив а ля карт ресторанов, трепали наши волосы, размывали песок, чертили на нем причудливые борозды. Мурашки озябшего сфинкса…

В отеле царствовали по-зимнему холодные мартовские ветры.

Девчонки мерзли на террасе лобби-бара «Лепесток Розы», но исправно выходили в свет каждый день: тянуть горячий черный чай и растворимый кофе, болтать с турчанками-баристами и сканировать локацию на предмет выявления потенциальных объектов для флирта.

Подвижный пухлый бармен-каптан зыркал черными глазами на русских девчонок и всегда делал серьезное лицо, когда шутил на тему пикапа. Он доставал яркую взрывную Лику, называя ее почему-то Бурчин. Она в отместку окрестила его Мишаней. Прозвище приросло.

Из менеджмента в первые дни по отелю чаще других фланировал вальяжный бар-шеф Мерд Сальный. Эдакий добровольный телохранитель отеля. Обычно он сидел на высоком барном стуле в «Лепестке Розы» и заглядывал девушкам в декольте. Уже тогда он завел песню с рефреном «приходите ко мне в гости — в моей комнате есть и кондиционер, и джакузи, и бар». С Мердом любили поболтать малопривлекательные турки с тусклой внешностью из департаментов склада и техобеспечения.

Орды испачканных известкой и штукатуркой рабочих — изгои-зомби — завершали картину «Отель. Начало. Март 2013».

«Джустик» — место действия трагикомедии 2013 года — медленно наполнялся своими переменными: людьми, тем самым живым материалом, который превратился в кровь отеля-монстра. Мужчины и женщины, мальчики и девочки собирались в замкнутом пространстве «государства в государстве», и каждый добавлял свою бурлящую сексуальность в общий котел — мощное энергополе «Джустика».

Иначе зачем еще тратить время на работу в отельном бизнесе, где ежедневно ты превращаешься в тряпку под ногами зажравшегося быдло-Мещанбурга?

Все ехали в Турцию за качественным пикапом, и давайте не будем здесь лицемерить.

 

Часть II. Идея Секса в Турции

 

— Девочки, пользуйтесь презервативами! — сказала однажды Маришка, наша украинская супервайзерша, которая сначала встретила свежий состав фронт-офиса*, а потом курировала работу на протяжении сезона. — Гулять гуляйте, но смотрите, чтобы не забеременеть в середине сезона…

Ди-линь! — вот и общее направление действий всех персонажей магического «Джустика». Здесь царил секс! Даже не секс, а свободная и беспечная Идея Секса. Им был наполнен воздух и морская вода, и песок на Пляже Любви и Печали, и густо заросший зеленью сад ресторана Биттешона на диком клочке побережья. Запалы секса тут и там взрывались и выплескивались в пространство.

Каждый норовил урвать себе пай от этого могучего источника. В ход шли всевозможные приемы пикапа.

Появление свеженького «мяска» в виде русских девиц вызвало заметное оживление не только среди менеджеров отеля, но и в рядах строительной армии.

Группка девушек шествовала по «Зеленому городку». За нею поворачивались десятки голов, усыпанных строительной пылью. Слышно было, как летит муха.

Банда Фыстыков спускалась в «Кафе Джусти» — столовую для персонала. Сотня ложек дружно замирала в воздухе, а сотня кудлатых голов поднималась от тарелок, и двести голодных глаз зомби впивались в спины юных красоток. Точнее, в то, что ниже спины. Иногда раздавалось негромкое животное рычание.

Карикатура: турки-пикаперы волочутся за русскими девушками в отеле

В такой атмосфере трудно сдерживался безумный ржач смех, рвущийся от диафрагмы. Воины Света фронт-офиса регулярно по-дурацки хихикали и стреляли глазами. Кокетство постепенно брало в каждой из нас вожжи управления колесницей разума.

В пестрой толпе строителей попадались удивительные персонажи.

История с парой усатых дядь, годившихся нам в отцы, еще больше сблизила меня и муромчанку Сашу, девушку а ля тургеневская барышня. Я уже писала о ковролинщиках, предлагавших «ханым-эфенди» выпить водки на пляже Окурджалара. Дерзость турецкого пикапа в стиле «усатый дядя взбрыкнул» еще долго веселила меня и мою новую чувствительную подружку с хорошими манерами и грамотной речью.

Кроме смелых усачей, команду избранных забавлял похожий на пирата-карлика низкорослый рабочий в красных штанах и бандане, кудрявый парень в вязаной шапке и его косматый друг с отсутствующим взглядом. Так, в натуралистических наблюдениях за Красными Штанами, Кудряшом и Шевелюрой проходили первые недели в волшебной вселенной «Джустика» в турецком Окурджаларе.

 

Часть III. Девственник: что делать?

 

В те дни маленький девчачий кружок фронт-офиса держался на расстоянии от других отельных группировок — назовем их так. А они были, да.

Были, например, пьяные аниматоры. Сатиры и шальные нимфы нашего мини-мира, задача которых — быть навеселе — выполнялась на пять с плюсом. Они готовились к ураганному сезону загодя: бегали по пляжу утром, ночью пили горячительное, курили зеленое и дебоширили, да так, что еще до открытия из команды «Джустика» вылетела пара девиц. На место выбывших пришли новые.

Периодически мы сталкивались в лобби-баре с поджарыми мальчиками лет 25-и, похожими на метросексуалов. Я не сразу запомнила имя второго (смуглого турка с испанской бороденкой), но его товарищ так акцентировал внимание на своем имени, что оно волей-неволей врезалось в память:

— Меня зовут Гела. Но только не Гело! Многие часто путают, но я Гела, это грузинское имя. Я из Тбилиси, очень приятно…

Лицо крупным планом, вокруг рамка из звезд с подписью «Super Star».

Мы с Сашей тогда понимающе переглянулись: «Что за самомнение? Что за самовлюбленный тип?!», но всегда приветливо улыбались худощавому парню, говорящему по-русски, считай, бывшему с нами одной крови.

Парадокс, однако аниматоры не интересовали никого из нашей команды. Мы так и бродили по отдельности. До поры до времени.

Даже в нашей команде не было идеальной сплоченности. Давние подруги белокурая Аня и гламурная Лика имели свои секреты и общие воспоминания. Их держалась и девочка со сложным характером Вера. Мы с Сашей разделяли свободное время вместе, опираясь на близкий возраст.

Почти к открытию сезона, когда избранные уже вызубрили расположение комнат и знали каждый корпус по именам, а еще провели немало инфо-туров для групп турменеджеров, из Молдавии приехала гагаузка Иванна. Она стала шестой, самой рассудительной, флегматичной и рослой богатыршей команды фронт-офиса. Иванна идеально знала турецкий, в прошлом работала бухгалтером, много курила и любила подолгу наблюдать за жизнью отеля со стаканом турецкого чая в руке.

Мы сошлись во многом потому, что были определены на guest relations**. Саша с открытием «Джустика» заступила на ресепшен «Зеленого городка».

И эта троица тридцатилетних и отчаянных готовилась получить свой сладкий кусок от общего турецкого пирога.

***

Последний выходной перед открытием сезона в Justiliano Hotel, дарованный нам с барского плеча шефа фронт-офиса Омер бея, девчонки использовали с толком. Все разъехались кто куда. В опустевшем и тихом саду «Джустика», слабо согреваемом апрельским солнцем, остались только я и Иванна.

И — совершенно случайно — Кудряш. Он пил чай, сидя на качелях перед главным входом в цитадель — главный корпус отеля.

Строитель Кудряш пялился на меня, не скрываясь, с того дня, как я отчитала его за курение в грузовом лифте. Слоняясь по пляжу с Сашей, мы выяснили, что его зовут Мемоли. Лика добавила масла в огонь, заявив: «Да он вообще нецеловашка! Мальчик-одуванчик-ни-разу-не-динь-динь!».

Мне было весело и любопытно, что за чудо такое — девственник. И девственник ли?

Это просыпался отель. Его энергетика потекла по сосудам. Отель вселялся в каждого своего адепта. По сути, все в «Джустике» превращались в одержимых «Джустиком».

Я провела пикап-эксперимент «Как соблазнить девственника», и начался он  в тот злополучный выходной перед открытием сезона.

Распираемая хулиганским задором, я уселась на качели, сминая в ладонях пластиковый стаканчик, Кудряш вытянулся, словно кол проглотил.

— Откуда ты такой взялся?

— Не знаю, — пожал он плечами и улыбнулся, смешной и стеснительный.

— Расслабься, ты чего?

— Не могу, рядом с девушками я теряюсь, весь в напряжении…

Брррыньк! — это в моей голове прозвенел колокольчик. Гипотеза «мальчика-одуванчика» подтвердилась на 95%. И уже в момент первой «разведки в тылу врага» я играючи, одним взмахом ресниц, направила течение жизни Мемоли в другое русло.

Дальше все происходило так, как обычно бывает у пикаперов-парней и их «жертв». Кудряш был ни чем иным как жертвой. Мне? О нет. Отелю-монстру  с ласковым прозвищем «Джустик». Он разжевал нас обоих. Зеленого и неопытного Мемоли он просто выплюнул без надежды на восстановление детской наивности, а меня вывел на новую ступень стервотрансформации.

Если коротко, я учила Кудряша целоваться, когда мы сидели на шезлонге поздно вечером, а рядом тихо стонало море.

Я выяснила возраст Мемоли, и это шокировало. Ему было 26.

— У тебя была раньше девушка?

— Да, пять лет назад. Хотел посвататься, но не вышло: расстались по глупости.

— Было у тебя с ней что-то?

— Только гуляли, держась за руки.

И вот тут, дамы и господа, весь мир замер и зазвенел вокруг нотой восторга и ликования!

Мой Кудряш — настоящий девственник!

Карикатура: девственник в Турции, строитель Кудряш

Аплодисменты, фанфары, цветы, красная дорожка! С неба сыплются блестки! И я такая в обтягивающем платье на руках десятка мачо в смокингах спускаюсь с широкой бархатной лестницы в мюзикле «Мотылек и пламя»! Oww yes..!

Я в шоке до сих пор, хотя теперь уже имею в багаже короткое знакомство с 38-летним девственником из Мумбаи.

***

…Тот поцелуй с Мемоли перевернул и меня. Кажется, я прониклась верой в чистую аутентичную Турцию, живущую по заветам отцов. Мда.

 

Часть IV. Кудряш: от романтики до скуки

 

Ночью накануне открытия «Джустика» (19 апреля) над Окурджаларом пронеслась гроза. Небеса разверзлись, исторгая на землю мегатонны воды, ветры простудили весь «Зеленый городок»: зверь чихал и жался ближе к суше. Последним перед воцарением летнего зноя мощным порывом ветры раскидали сосновые почки по влажным тропинкам и за одну ночь породили среди стаффа коллективный цистит.

До часа икс оставалось около 13 часов, и я, зарывшись в одеяло под надсадно гудящим стареньким кондером, била по клавиатуре нетбука. Я торопилась записать шквал эмоций после, черт побери, свидания с Кудряшом. Мы прятались с ним от ливня под навесом какой-то лавки, вымокли до нитки, потом разошлись по ложманам, а ведь мне еще предстояло лишить его невинности.

***

Главное событие в жизни молодого угловатого строителя с лучистым взглядом произошло, когда сезон уже закипел в монструозном живом отеле турецкой Анталии. А потом снова случилось на высоком мысу, заросшем густыми кустарниками.

Я пару раз погуляла с парнем по окрестностям Окурджалара, даже поснимала его своей камерой. Он даже успел подарить мне книгу Гюнеш Демирель на турецком языке с говорящим названием «Şimdi benimsin»***.

Я написала еще один отдельный пост про Кудряша — меня разобрала сентиментальность, а простота и неиспорченность Мемоли прошибли на слезу.

Я поняла, что подсадила неопытного юношу на наркотик чувственных удовольствий. Хоп! — и посеяла в его душе томительные желания и волнения.

Кто-то лишает детской чистоты нас, а кого-то — мы. Так и несем «взрослость», как переходящее знамя. Падения? Роста?

***

Скука пришла быстро. Мне захотелось сбежать, и стало почему-то противно.

Место неопытного и стеснительного Кудряша быстро занял новый персонаж нашей трагикомедии — одиозный псевдомафиози, драчливый и щедрый продажник местного rent a car’a Бабюр Шрек.

 

Продолжение следует…

 

Схема локаций «Джустика» — здесь

 

*  от англ. Front-office — служба приема и размещения в гостинице

** англ. — отдел по работе с гостями

*** турецк. — «сейчас ты моя»

||||| Like It 3 |||||

Добавить комментарий

Войти с помощью: