Пикап в Турции: основной инстинкт — благо или проклятие?

Остросюжетный русско-грузинско-турецкий сериал о похождениях Guest Relations в легендарном «Джустике». Продолжение

Краткое содержание четырех частей первой серии: «Джустик», отель-монстр в турецком Окурджаларе (Анталия), просыпается, стягивая силы в лице своих адептов. В отеле царит Идея Секса. Команда фронт-офиса укрепляется пятью русскими девицами и одной гагаузкой. Иностранный стафф вызывает оживление в рядах топ-менеджмента и орды лохматых строителей. Ваша непокорная сходится с ровесницами Сашей и Иванной: все объединены жаждой приключений. Секс-приключений, само-собой. Ваша непокорная соблазняет девственника, применив нехитрые приемы пикапа, а потом трусливо ретируется из его жизни. На фоне шевелятся аниматоры и бармены. На горизонте жизни социальной пиратки Нади появляется яркий персонаж — Бабюр Шрек. «Джустик» открывает свою пасть, готовясь пожирать нас, одного за другим.

Карикатура Нади Бойковой: Бабюр Шрек защищает свою собственность
Продолжение первой серии. Зачем русские девушки едут в Турцию

 

Читать:

Первая серия. Начало

 

Часть V. Обязанности guest relations в Турции

 

Одна из обязанностей сотрудников отдела по работе с гостями в отеле — guest relations — подыскивать машину на прокат для тех постояльцев, которые привыкли сами рулить своей жизнью. Наш «Джустик» работал с «Ядель рентакар», местной фирмой, офис которой находился неподалеку на Алара Гранд Базаре в Окурджаларе.

Бабюр, носитель устрашающей внешности, явился пред мои очи именно оттуда. Он работал на своего босса за комиссионные отчисления от подписанных договоров аренды и пригонял авто на парковку отеля.

Я обратила на него внимание, потому что он выглядел, как полубандит-полупират. Коренастый, с короткой шеей и широким квадратным лицом, глазами навыкате, стильной бородкой и волосами до плеч, Бабюр носил кожаный жилет поверх рубашек претенциозных цветов и цепи с кольцами. В его улыбке просматривался хищник, а в фигуре — монументальность мультяшного Шрека.

Самое ужасное: не он запикапил меня, тысяча чертей, я — его!

Ах если бы взять обернуть время вспять!

Вот это романтика, чудеса навигации!

(с) Григорий Лепс

Ох, не стоило мне в тот день идти в салон красоты к новой знакомой грузинке Сулико, ох, не стоило.

Там, на Алара Гранд Базаре взгляды столкнулись. В голове щелкнуло: вжжжик-чирррк! В момент короткого замыкания я помахала Шреку рукой. А когда возвращалась обратно от Сулико, он подкараулил и поймал меня. Минут через пять мы обедали вместе в ресторане «Дорук», что расположен на входе рынка, на пригорке перед лавками с кожей, одеждой, сумками и сувенирами.

Мне было весело, и я — о боги! — кокетничала! В глазах плясали чертенята. Бабюр, наблюдая сию картину, шире скалился, угощал вкуснейшим шашлыком из баранины и говорил, что обожает делать подарки. Говорил низким голосом обольстителя:

— Ты моя королева!

Флюиды «Джустика» разлетелись и над Алара Гранд Базаром.

 

Часть VI. Шрек

 

Как быстро и уверенно отель наращивал свою власть над слабовольными адептами фронт-офиса, анимации и прочих, так и моя жизнь стремительно закрутилась в водовороте щедрости похожего на мафиози турка по прозвищу Шрек.

Сначала он потряс команду фронт-офиса морем цветов. Он отправлял курьера, а тот на глазах у всех вручал их мне. Вскоре настали времена такие, что предыдущий букет не успевал увять на нашем с Сашей скромном прикроватном столике, как появлялся новый.

Карикатура: персонаж блога Нади Бойковой Бабюр Шрек

Потом Бабюр завалил меня подарками в виде одежды и обуви, изящного ювелирного набора в серебре и свозил на квадро-сафари. Кольцо, дополняющее серебряный набор из колье и серег, он прислал на ресепшен «Джустика» с курьером и очередным букетом.

Я рассказала ухажеру про страсть к верховой езде. Он удовлетворил и эту прихоть. Благодаря Шреку, я познакомилась с конником из маленькой конюшни неподалеку. Сей ковбой а ла турка периодически приезжал верхом на наш пляж, чтобы найти клиентов и заработать. Конечно, он дал мне прокатиться — для меня это было делом чести. Я помню жаркий солнечный день, дикий Пляж Любви и Печали и то, как я скакала по нему галопом на сером жеребце. В голове взрывались разноцветные хлопушки эндорфинов, и счастью не было предела!

Все смотрели на сей рог изобилия над моей головой с восхищением и толикой зависти. Пухлогубая брюнетка Дзвинка, одна из подружек-хохлушек, выписанных из Украины в качестве эскорта для владельцев сети отелей Justiliano, откровенно влюбилась в серебряные побрякушки. Я обещала дать их ей как-нибудь поносить. Тогда я еще не догадывалась, во что превратится моя жизнь через несколько дней.

А пока мы с Бабюром регулярно проводили время в обществе друг друга: и в его съемной квартире, и в «Доруке», и на шоппинге в Манавгате.

Была ли я влюблена?

О нет. No way, my friends*. Притяжения не было. Признаюсь, он меня отталкивал. Я сама почувствовала себя жертвой пикапа турецкого псевдомафиози. Меня привлекала лишь его щедрость — классический случай из серии «все женщины меркантильны».

В остальном Бабюр казался навязчивым, а иногда даже сальным.

Очень быстро Шрек начал выстраивать вокруг меня высокий забор, словно помечал собственность — это, мол, мое! Пошли разговоры о том, а не перебраться ли мне из ложмана в его странную маленькую квартирку, заваленную — вы не поверите — огромным количеством игрушек.

Невероятную сцену ревности и защиты своей собственности он устроил в небольшом ночном клубе в Окурджаларе — назовем его, скажем, «Голубая Лагуна».

Белый пенопластовый тоннель привел нас в залитый невероятным сиренево-аквамариновым светом маленький дискобар. Все переливалось флюоресцирующими оттенками сине-фиолетового. Я словно оказалась на морском дне в царстве Нептуна. Нашелся и подходящий трон: высоченный стул рядом с круглым столиком.

В баре практически не было людей. Редкие темные личности, как экзотические рыбины,  шевелились по углам.

Меня и Шрека сопровождала свора «борзых»: молодые, сухие, как щепка, злые, как перец чили, чернявые турки из «Ядель рентакар». В общем, король вывел королеву погулять, а свита служила бодигардингом.

Музыкальный бит, атмосфера аквариума, богато украшенные коктейли в пузатых бокалах быстро сделали свое дело: я поплыла на ритмах музыки, расслабилась, попросила Шрека поснимать меня на телефон.

Так появился фотопортрет, который позже сыграет роль катализатора неминуемых штормовых событий…

Софиты сверкали, я встряхивала копной распущенных русалочьих волос, томно поводила жгучими черными глазами и ментально мутировала в жуткую мультяшную морскую принцессу, восседающую на сундуке с золотом и поющую:

Оставайся, мальчик, с нами — будешь нашим королем!

Ла-лала, ла-лала, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-лааааа..!

В синем море в белой пене на Бумагомараке

«Мальчик» возник из ниоткуда, когда Бабюр на минутку оставил меня одну за столиком.

— Where are you from**? — вдруг услышала я из-за спины. Вслед за голосом явился его владелец — вылитый отец Марти МакФлая в молодости: тощий носитель треугольной головы и острого кадыка на цыплячьей шейке.

Провальный пикап юного отпускника непонятно из какой страны через секунду обернулся его маленьким личным кошмаром: Шрек упал на парня камнем, как коршун.

Барабанная дробь! Смертельный номер!

Все произошло быстро, как удар финкой под ребро: густой сироп барного воздуха вздыбился, сонное царство Нептуна загудело, морские гады в углах раскрыли утыканные острыми зубами пасти… и парня за шкирку уволокли к стойке! Он дрожал и опускал глаза. Свора «борзых» Бабюра окружила босса и ждала команды «фас».

Моя вновь приобретенная русалочья сущность потирала в предвкушении руки, а польщенное самолюбие довольно урчало на низких частотах.

К счастью, обошлось. Уязвленный король Шрек за неимением кожаной перчатки швырнул в лицо незадачливого пикапера скомканную салфетку.

Финита ля комедия!

Победитель устроил в середине полупустого танцпола танец триумфа! О боги! Сгреб обеими лапищами и смачно принялся мусолить мое лицо своим огромным ртом.

Плати за цацки, шальная королева!

 

Часть VII. Красивый съём по-грузински

 

А тем временем…

 

«Зеленый городок» дышал полной грудью и пел оду Идее Секса. Зверь сбросил остатки дремы, расправил легкие и открыл пасть до предела. Один его вдох затягивал в темные пучины массу живого планктона: курортные романчики осыпающихся мамзелей за 40 и первый робкий флирт их 16-летних дочек, стайки девиц, ныряющих в кровать грузинского шефа анимации Андро, легкие победы секс-терминатора бармена Рыфкы, интеллигентный затяжной адюльтер обаятельного музыканта Нешида и знойные воображаемые сцены страсти толпы официантов, поваров, строителей…

Один выдох «Джустика» вытряхивал самые слабые жертвы далеко за пределы энергополя, где бедолаги еще долго приходили в себя, собирая души по кускам…

***

Вне поля боя за дело Света под предводительством Омер бея работы я активно вливалась в поток вместе с Сашей и Иванной. Первая, как и я, с интересом, наблюдала зоологическую возню «планктона». Уже остыли угли пожара под названием Кудряш, Бабюр Шрек воспринимался как нечто привычное с горой подарков, но другая компания манила нас все сильнее.

По мере того, как сезон разгонялся, о себе заявляла анимация.

Ну, конечно, Гела. Грузин-метросексуал, безусловно, и был ее движущей силой. Не серенький менеджер турок Альпер, не шеф Андро. Только Гела Зажигалка. Вокруг него образовалась особая команда, и вторым после звезды являлся его близкий друг, «братишка», как негатив отображающий загорелого до черноты Гелу, фотограф и яркий блондин Биджо Белоснежка. Тоже грузин. От грузинского в нем был крупный нос и колоритный акцент. Не зная, кто он такой, вы ни за что не признали бы в нем кавказца.

Биджо держал при себе смотрящих ему в рот фотографов попроще (среди них был коротышка-красавчик Гия, двоюродный брат Гелы) и целыми днями слонялся по территории под палящим солнцем, вылавливая жертв для съемки.

Однажды он даже поснимал нас с Сашей на полянке «Зеленого городка». Мы жеманились, как дурочки, выгибались дугой перед объективом, а Биджо не подавал виду, что он лелеет определенные планы.

— Держи, и спасибо за фотки, — сказала я блондину и вручила ему бутылку отличного французского коньяка «Курвуазье», привезенного друзьями.

— Не за что, — сдержанно ответил тот и галантно предложил: — Предлагаю собраться вместе вечером у Биттешона и распить его.

На том и порешили.

Вполне естественные причины постепенно сводили молодых и красивых, близких по духу, настроенных хорошо провести лето девчонок и парней.

Мы уже ужинали однажды у Биттешона в волшебной атмосфере его сада. Захватив большой, низкий стол с аутентичными турецкими лавками, компания с комфортом валялась на матрасах, потягивала спиртное, закусывала чем бог послал и вела неспешную беседу. А вокруг бесновалась знойная анталийская ночь!

Казалось, что ребята подыскивают себе подруг.

Гела тогда пытался узнать мой возраст:

— Тебе лет 28, наверное? Выглядишь ты моложе…

Я только загадочно улыбалась в ответ.

Потом мои вытянутые ноги оказались у него на коленях: на лавке нужно было поместиться куче народу. Кажется, тогда же он предлагал и «хороший массаж». Дружеские похлопывания по лодыжкам слегка отдавали приятной щекоткой в животе.

Это заметила и Саша.

Наша пиратская команда по-настоящему наслаждалась той ночью: смеялись, шутили, поймав волну, подхватывали разговор на лету, один плавно вливался в другого, на пути к дружбе таяли все барьеры… Тогда никто не мог догадываться, что вечер останется единственным таким.

Саша и я вдруг внезапно обнаружили, как беспощадно притягателен грузинский аниматор. Он все чаще становился темой женских сплетен.

— Нади, о да, я тебя понимаю, — многозначительно выдала Саша, рассматривала снимки Зажигалки во Вконтакте.

— Ващеее… — глубокомысленно резюмировала я, с ужасом пеленгуя в своем животе целый рой бабочек.

На фоне Гелы «братишка» Биджо явно проигрывал, но не сдавался и регулярно производил элегантные пикап-подкаты, как то свойственно грузинам.

«Джустик» неторопливо переваривал закуску, чтобы заглотить свое главное блюдо.

Мой «русалочий» фотопортрет в профиле Вконтакта «выстрелил» в жаркий полдень перед входом в ложман, что в неприметном углу «Зеленого городка» прячется под густыми сосновыми кронами.

Я сидела и бездельничала под деревом с нетбуком на коленях, Гела брел мимо в расхристанном виде, вечно в недосыпе или с похмелья, уставший и меланхоличный.

— Это такая классная фотка, — молвил паяц. — Ты такая сексуальная, словно манишь пальцем, зовешь…

Вроде бы, нейтрально. По-дружески. Но черт меня побери, если моя интуиция врала мне! Ничего «дружеского» и в помине не было между мной и обаятельным грузином! Мы давно проглотили наживку ненасытного «Джустика», его вампирские клыки начали вливать сладкий яд, забирая души взамен.

Добила Саша:

— Мне тоже кажется, что ты ему нравишься… Ага, массаж ног! Прямо вот так просто!

Порочный энергообмен происходил повсюду. С каждым. От самых элитных постояльцев «Зеленого городка» до последнего зачуханного замарашки судомойщика на кухне.

 

Часть VIII. Жертвы «Джустика»

 

Хромоногий Шевки, парень добрый и отзывчивый, имел свойство переходить границы и не умел адекватно оценивать свои пикаперские качества. Он гладил униформу адептов «Джустика» крутым отельным утюгом-прессом, одна его нога из-за врожденного заболевания была короче и тоньше другой, а сам сей кавалер не мог похвастать ростом и статью. Словом, Квазимодо-стайл.

Шевки нацелился на богатыршу Иванну. Прошло короткое время, и выражение польщенности на ее лице сменило утомление и раздражение.

— Он уже, честно говоря, начинает надоедать, — поделилась гагаузка за кружкой чая. — Что-то в нем есть такое… липкое, сальное…

Я водила дружбу с Шевки. Он занимал ключевой пост в прачечной, а это значило всегда выстиранные ЛИЧНЫЕ вещи и наличие туалетной бумаги в нашей девичьей комнате.

Хромоногий гладильщик страдал от неразделенной страсти.

Страдал и высокий красавец Кезо — арендатор отельного бутика одежды. Почему страдал? Все, вроде бы, при нем: Кезо был 30-летним подтянутым симпатягой. Он неоднократно делал мне намеки, грустно вздыхал, сетовал на нелегкую судьбину и никак не мог толком объяснить, что ему от меня нужно. «Джустик» выматывал Кезо. Тот чаще всего апатично сидел в глубине своей лавки, а то и вовсе спал, растянувшись на прохладном полу в час полуденной жары.

Я так и не разобралась в меланхолии стройного красавчика до конца сезона.

Томные взгляды на вашу непокорную бросал даже техник Малыш Кадри, когда пробегал по лобби в серой униформе. Мал он был ростом, но не уровнем сексапильности. Неловко с ноги на ногу переминался рослый официант Бурак, студент факультета психологии. Но это потом. Все они стали моим горьким афтер-пати.

***

Спустя время гагаузка Иванна сделала свой выбор. Он пал на азербайджанца Марифа, что торговал, по традиции, фруктами в длинной галерее лавок в «Джустике». Еще одна душа. Жертва на алтаре Идеи Секса. Еще одна нестандартная пара: высокая и статная дева с короткой стрижкой и парой голубых глаз-озер и маленький воинственный гном с кривым носом — не хватало лишь шлема валькирии на ней и резного топора в его руке.

Мариф и придумал название — Пляж Любви и Печали. Он ухватил самую суть.

***

Из Банды Фыстыков троица тридцатилетних больше всего ценила музыкальные перформансы харизматичного турецкого еврея из Одессы Нешида и очаровательной минской певицы Эли. Саша млела от Нешки:

— Да ты что? Он такой секси, ммм. Как раз тот типаж, что мне нравится.

Иванна вела длинные беседы с одесситом, они часто вместе курили и пили кофе за столиком в полутемном пустом Оттомане —  одном из шести а ла карт ресторанов «Джустика».

А я любила слушать песню Гиоргоса Мазонакиса Savvato в исполнении Нешида, и он всегда любезно пел ее для меня, аккомпанируя себе на клавишах.

Нешко, любопытная темная лошадка, человек, добившийся идеала: он имел достаточно денег, вложенных в собственный бизнес, в банки, в рост и бог знает куда еще, но при этом позволял себе заниматься любимым хобби — музыкой, работая сезонно в турецком Justiliano Hotel. Отеле, который проглотил и его добродетели, дав взамен одну жаркую историю любви.

Savvato Нешки проникла мне прямо в мозжечок. Ритм и содержание песни, видно, неспроста отозвались в душе:

Каждую субботу плачу на грани смерти —

Все из-за тебя…

Как мне вынести твое отсутствие?

Так я предвидела недалекое будущее.

 

Часть IX. Русский пикап на отельной дискотеке

Карикатура Нади Бойковой: пикап аниматора на дискотеке в Турции

Как он мог случиться в моей жизни, тот проклятый благословенный день?

Вернувшись из Манавгата, где мы с Бабюром выбирали ему плазменный телевизор, а мне — кружевное белье красного цвета, я, как была, в поту и обычном своем безумии, помчалась в поприветствуй-каждого-тур-по-отелю.

О, это целый ритуал, возможный, благодаря демократичному генеральному менеджеру Недждет бею Лысому. Каждый боец фронт-офиса, будь то гест рилейшенз или ресепшен, имел право в нерабочее время бывать на территории отеля и пользоваться всеми его благами.

Нет, я не ходила на туристический пляж и не сиживала в палатке гёзлемешницы средь бела дня. Но я регулярно совершала свой Королевский Обход, который бар-шеф Мерд Сальный прокомментировал так:

— Ты как генеральный все осматриваешь.

Вечером того рокового дня Банда Фыстыков почтила своим присутствием анимационное шоу. Лояльные бармены на pool-баре «Приют греха»*** — среди них влюбленный в «Бурчин» Мишаня — подносили нам хит сезона: виски с колой. Девчонки, наполненные скепсисом и сарказмом, едко рецензировали каждую сценку. Под софитами пыжились сам менеджер Альпер и шеф Андро, изображая то «Гольф», то «Айше», а Воины Света фронт-офиса, закутавшись в фиолетовый мрак знойной ночи, прыскали в кулак и предлагали свои сценарии вечерней анимации.

Остапа несло.

(с) И.Ильф и Е.Петров

Виски с колой делали свое дело. Ваша непокорная кочевница судьбы, она же кучерявая бедовая гест рилейшенз Нади, чувствовала энергетические потоки.

Меня подхватило. Вы знаете, как это бывает после энного количества выпитого плюс волшебная атмосфера чернильного зноя в турецкой Анталии плюс жгучий грузинский эльф прямо под носом, на сцене, в костюме демона/танцовщицы кабаре/еще черт-те знает кого. Читатели-мужчины, просто поставьте на место эльфа сексапильную гибкую гоу-гоу танцовщицу из какого-нибудь тайского шлюхобара — эффект тот же (да ладно, как будто кто-то из вас не мечтал оказаться у нее между ног).

Ведущие объявили продолжение вечеринки на отельной дискотеке.

— Пати в белом! — вскричал конферансье Андро, и у меня в голове зажглась красная лампочка, страшно загудела громкая сирена.

Внимание! Состояние полной боевой готовности! Наступаем!

Отельную дискотеку на минус первом этаже цитадели «Джустика» с недавних пор Недждет бей сделал зеленой зоной для доблестных воинов фронт-офиса. И даже для строителей, но об этом позже.

Ночной клуб — нёбный язычок отеля-монстра — манил, как ничто. Еще бы. Если ты на нёбном язычке, считай, тебя уже съели.

Я откопала в ворохе вещей белую майку и короткие-короче-некуда джинсовые шорты и двинулась на отельную дискотеку.

***

Я была на грани. Из глотки рвался копившийся в течение нескольких недель вопль страсти, обращенный в сторону «эльфа» по имени Гела.

Звезда анимации, кавказская жилка и, как выразился бы шеф animation team**** Андро, «мистер подъемный кран настроения». Гела Зажигалка. Стройный и пластичный, текучий и неуловимый, как бриз с моря, загорелый до золотисто-коричневого цвета, похожий на изящную позолоченную статуэтку египетского бога Ра. Тонкий нос с горбинкой, фантастический рисунок мягких губ, с поволокой горящие глаза, волосы редкого цвета графита — одним словом, живой АФРОДИЗИАК. Неразбавленный экстракт секса.

Предлагаю вам безотказный метод съёма молодого горячего «эльфа», черт его дери!

Когда я спустилась в дискобар пирующего «Джустика», он танцевал на платформе гоу-гоу в черной рубахе. Я вскочила туда и, не мешкая, с жаром выдохнула ему в ухо:

— Я чувствую то, что ты чувствуешь ко мне, — никто ничего не будет знать!

Зажигалку-давалку соблазнить легко! Он просто ответил мне:

— Встретимся после дискотеки в ресторане, где мы тогда сидели…

Та дискотека долго еще отзывалась мне сальными улыбочками, косыми взглядами и вопросами типа «Что это было?» от добрых работничков «Джустика». Гела исчез, а я отрывалась по полной, тряся копной каштановых волос, выгибаясь и приседая без стыда. Я выпила слишком много виски с колой в ту ночь. Сам бар-шеф Мерд Сальный, узнавая во мне прежнего себя, повесу, не запрещал обновлять мой бокал. А когда почувствовал критический предел, сам же снял меня с гоу-гоу и тихо отправил восвояси.

Не знаю, как я дошла до ресторана Биттешона. Но я дошла. Путеводной звездой в сознании горел индикатор: «Гела открыл пути — все семафоры светят зеленым!».

В саду, черные тени которого разбавляли зелено-голубые островки света, отдыхала группка парней: аниматоры, фотографы, изрядно поддатый Ибрахим аби Биттешон.

Гела встал. Мой мозг на тот момент фиксировал события дискретно, как проектор диафильмов. Фиолетово-черные края кадра, дребезжащая бирюза в центре, шум прибоя, резные тени листвы, тусклые лужицы света керосиновых ламп Биттешона. Мальчик-давалка «звездный эльф» напротив, горячий и вибрирующий от сексуальной энергии.

В тот момент, когда мы ступили на Пляж Любви и Печали, между нами полыхнула молния на сто гигаватт!

Электрический треск! Симфония страсти! В небо летят петарды! Рой бабочек в животе танцует лезгинку!

Он взял мою голову в ладони, а я — его лицо, и наши пересохшие губы сцепились в схватке.

Не было произнесено ни слова.

Арт Нади Бойковой. Поцелуй. Блог Бумагомарака

Продолжение следует…

 

Схема локаций «Джустика» — здесь

 

* англ. — невозможно, друзья

** англ. — откуда вы?

*** англ. pool — бассейн, т.е. бар у бассейна

**** англ. — анимационная команда

||||| Like It 4 |||||

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: