Пикап в Турции: эндорфины парализуют разум

Остросюжетный русско-грузинско-турецкий сериал о похождениях Guest Relations в легендарном «Джустике». Продолжение

Краткое содержание предыдущих серий: «Джустик», живой отель-монстр в турецком Окурджаларе, собирает все действующие лица сезона 2013 года: девичью Банду Фыстыков фронт-офиса, Кудряша Мемоли, Бабюра Шрека, Гелу Зажигалку, его «братишку» Биджо Белоснежку и других. Идея Секса проникает в кровь каждого, толкая своих жертв на разные необдуманные поступки. Совершенно безумная пиратка Нади стоит в двух шагах от совершения крупной ошибки большого летнего приключения своей жизни. А если конкретно: еле стоит на ногах от ночи, проведенной на Пляже Любви и Печали в компании молодого грузинского жеребчика Гелы Зажигалки.

Карикатура: секс и измена в Турции, месть турка

Окончание второй серии. Затишье перед бурей

 

Читать:

Первая серия. Начало

Первая серия. Окончание

Вторая серия. Начало

 

Часть IV. Пикап-дебют Кудряша на дискотеке

 

В один прекрасный день, стоя за деском в лобби, я вдруг заметила, что стала объектом слежения. Отвергнутый экс-девственник Кудряш Мемоли торчал за стеклянной дверью, ведущей в коридор только для персонала и не сводил с меня глаз.

Внутри меня все подобралось — «А вдруг война? Куда бежать?».

Его заметили «фыстыки».

Позже выяснилось, что его заметило до черта отельного персонала.

Слухи мгновенно поползли по просторам «Джустика»:

«Он пристает к Нади!»

Вся правда, к счастью, не стала достоянием общественности, но параноидальный взгляд Кудряша порядком разбавлял мою кровь адреналином.

Вы спросите, а что так долго строительная бригада делала на территории курорта. Все «Джустик». Он рос, и ему нужен был органический и неорганический стройматериал. Напротив главной цитадели возводили новый корпус с громким названием Sunlight*.

Чтобы поощрить трудяг, великодушный генеральный менеджер Недждет бей Лысый разрешил им повеселиться на отельной дискотеке.

На нёбном язычке, вы помните.

Отель-монстр хорошо полакомился в ту ночь.

Кудряша выводили из горла «Джустика» под руки. Он едва стоял на ногах. Я работала во вторую смену и застала сие чудо-появление в лобби. Тут же пронеслось:

«Он на дискотеке на Элю вешался!»

Броская певица из Минска подверглась секшуал харрасменту**, благодаря моему циничному решению порвать с Мемоли. Увы мне, увы!

Карикатура: алкопикап экс-девственника в Окурджаларе

***

Спустя год я начала сезон в турецком Гейнюке (Кемер) в горном резортике под названием «Май Доу». Когда я снова начала использовать турецкую сим-карту, кто бы, вы думали, принялся доставать меня звонками?

Правильно, Кудряш.

— Привет! Как дела? — говорил он мне. —  Я не могу тебя забыть.

Я блокировала один номер, он пробивался с другого. Банила другой — он лез с «неизвестного номера». Я запретила на телефоне звонки с неизвестных номеров.

И угловатый строитель с лучистым взглядом, наконец, канул в Лету.

Ну их, этих девственников!

 

Часть V. Побег с одного свидания на другое

 

Гела — не то существо, от мыслей о котором легко отказаться.

Шрек быстро распознал перемену моего настроения. Посыпались вопросы типа: «Что случилось? В чем проблема? Я по тебе соскучился» и так далее. Не получая ответа, псевдомафиози грустнел и задумывался.

***

В тот вечер я работала во вторую смену до полуночи.

Бабюр прислал сообщение с предложением встретиться после работы и выпить пива в «Доруке».

Я пришла в ресторан в спортивном костюме и со смартфоном в руке.

Самым веселым на той посиделке было пиво, радостно бурлящее пузырьками в покрытом изморозью бокале. Загруженный взгляд Шрека навевал тоску. Брать его за руку не было никакого желания. Боялась спугнуть воспоминание о другой, наполненной искрящейся энергией, руке.

Бабюр взял быка за рога:

— Что-то не так, но что? Наверное, проблема во мне. Я слишком забочусь о тебе, много спрашиваю, много звоню, интересуюсь…

«Как чертовски ты прав, дорогой Шрек! Мне совсем не хочется быть твоей королевой, заключенной в золотую клетку, пользоваться щедростью и не ощущать при этом вдохновенной радости и волнения, глядя в твои глаза!»

Вдруг ожил мой телефон: на экране высветилось имя Биджо Белоснежки. Сердце подскочило.

— Привет! — воскликнула я в трубку.

— Привет! Ты где? В отеле?

— Нет, но недалеко тут… А что?

— Да там наш красавчик сидит в нашем ресторане, ждет тебя…

— А ты где?

— Я не дома! Мне надо ему перезвонить и сказать, придешь или нет.

— Да, я приду, — «Разве ответ мог быть другим?!»

Бабюр тут же хищно набросился:

— Кто это?

Я сказала, что Биджо — отельный белокурый почтовый голубь любви фотограф и просто друг. Атмосфера немного разрядилась. Хищник пригнулся к земле, готовясь к прыжку.

Я наплела ему какой-то ерунды, чтобы покинуть «Дорук». Шрек не спорил, он даже сам довез меня до «Джустика» на своем скутере, и мы расстались в привычном месте. Мне совсем не понравилось выражение его лица.

Никуда не сворачивая, я полетела на крыльях любви кружным путем через территорию «Зеленого городка» и футбольное поле в ресторан Биттешона.

Гела сидел за столиком один и пил пиво, одетый в красную футболку.

Войдя в его высокоэнергетическое биополе, я позабыла все на свете — мозг отключился под серотонино-эндорфиновой лавиной, в душе расцвел цветок счастья и умиротворения.

Верная принципам стервотрансформации (это все «Джустик» виноват!) я отправила Бабюру sms: «Ben yatıyorum canım. İyi geceler»***.

Мой мозг был залит гормональным коктейлем так сильно, что я не придала значения посыпавшимся в смартфон сообщениям от турецкого Шрека. Он вопрошал, действительно ли я легла спать и вижу ли я его мотоцикл («Красная тревога же, ну!!!» — пробулькало затопленное эндорфинами сознание и захлебнулось).

Я написала: «Ben yattım»**** и вернулась к обществу «фэнтэзийного создания». Мы беседовали с Гелой ни о чем, золотая пыль удовольствия тихо садилась на наши плечи и волосы, густой сироп влечения неспешно заполнял вторую чакру, и хотелось, чтобы эта ночь, этот волшебный сад Биттешона в зелено-голубых тонах и эта эйфория никогда не кончались.

Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!

(с) Иоганн Вольфганг фон Гёте

 

Часть VI. Ресторан Биттешона

 

Может, в том повинны загадочные зелено-голубые фонари в кронах деревьев, может, густота их листьев, но скромное заведение Ибрахима аби, притулившееся под боком монструозного «Джустика», никогда не было просто рестораном.

Днем это обычная дешевая едальня с отличной кухней, но без дизайна и наворотов, с несколькими столиками в разросшемся саду.

Местечком заправляет старый ресторатор Ибрахим аби по прозвищу Биттешон.

— Приходят ко мне немецкие туристы и всегда благодарят: «Данке шон, данке шон», — рассказывал турок. — Ну а я им в ответ: «Битте шон!». Так и пошло.

Закаленный туризмом ресторатор дела ведет ни шатко ни валко. Говорят, в зимний анталийский сезон к нему и впрямь захаживают в основном немцы. Летом главные клиенты, по моему наблюдению, это избранные «Джустика» и редкие постояльцы. Те, кому удается быть допущенными к телу кого-либо из избранных.

Изворотливый Биттешон радушно встречает каждого. Выходит из кухни в грязноватом фартуке, знакомым жмет руки, незнакомых подобострастно приглашает сесть за стол.

Он прекрасно готовит все, что есть на складе и в холодильнике. Особенно рекомендую его менемен*****, коли будете в тех краях.

В любое время дня и ночи у Ибрахима аби можно найти бутылочку холодного «Эфеса». Он не посмотрит, что на часах уже десять минут одиннадцатого ночи, а поставит пиво, сядет рядом, и у вас появится возможность рассказать свою жизнь вечно хмельному лекарю человеческих душ.

Да, Биттешон пьет каждый вечер, любит русскую водку. Он там, в своем саду, видел такое количество трагедий и драм, какое не снилось и Шекспиру. Ресторатор-алкоголик может дать совет в любой ситуации. Но не ждите, что ваши тайны умрут вместе с ним. Биттешон, как хорошее информагентство, умеет быстро перенаправлять потоки информации «по городам и весям».

За сезон я успела подружиться с пожилым турком. Он делал хорошие скидки и искренне переживал вместе со мной мое «большое летнее приключение». Я даже сделала ему небольшой презент: записала три диска русских песен для ресторана. Так уж он просил и жаловался, что все обещают, но постоянно забывают.

К слову, больше всего ему понравился трек «Я хочу быть с тобой» «Наутилуса».

Забавный старик.

Карикатура: Биттешон и его ресторан — дверь в параллельный мир в Окурджаларе

***

По ночам ресторан, как оборотень, трансформируется в вырванный из времени и пространства заколдованный параллельный мир. Наверное, на мутацию влияет энергия отеля-монстра. При таком уровне концентрации секса жизни неизбежны утечки.

В бархатном океане анталийской ночи деревья в саду Биттешона, подсвеченные зелеными и голубыми огнями, кажутся резными перегородками в таинственном лабиринте. Попадая внутрь, быстро теряешь ориентацию. Керосиновые лампы с красным стеклом подмигивают на столиках, словно заманухи лешего. Нет ничего приятнее, чем пить пиво и неторопливо беседовать в их слабом отсвете.

Ночной сад Биттешона — главный свидетель того затяжного сезона в Окурджаларе. Там собирались все персонажи моего сериала о «Джустике». Там жил дух «Джустика». Там стихийно возникла штаб-квартира аниматоров и фотографов, а позже и вашей непокорной сотоварищи.

Будете рядом — загляните вечерком к старому Ибрахиму аби, передайте привет от Нади и поговорите с ним за жизнь. Вдохните тамошний воздух — в нем растворены феромоны моря. Спуститесь к Пляжу Любви и Печали, постойте немного… и вы почувствуете ЭТО.

 

Часть VII. Обманутый турок

 

Очарование застывшего момента неожиданно было грубо нарушено.

Из кустов напротив нашего с Зажигалкой столика выплыл Шрек собственной персоной! Он просто появился из ниоткуда, как будто демон вдруг материализовался из тьмы.

Вокруг заклубился зеленый туман! Золотая пыль потемнела и испарилась. Резко похолодало. Мне в грудь вонзилась здоровенная сосулька температурой в абсолютный ноль и заморозила замершее сердечко.

Но на лице не дрогнул ни один мускул, когда я взглянула в глаза Бабюра.

 

Продолжение следует…

 

Схема локаций «Джустика» — здесь

 

* англ. — солнечный свет (название изменено)

** от англ. sexual harassment — сексуальные домогательства

*** турецк. — Я ложусь, дорогой. Спокойной ночи

**** турецк. — Я легла

***** менемен — турецкое блюдо из острого перца, томатов и яиц; жарится и подается на сковороде в сопровождении свежего турецкого хлеба, овощной и сырной нарезки; классический способ употребления: макать хлеб в менемен, но, конечно, подаются и вилки с ножами

||||| Like It 3 |||||

Добавить комментарий

Войти с помощью: