Плюсы Guest Relations в тайском отеле

В Стране Фальшивых Улыбок система отсутствует как таковая. Как буддизм не религия, так и весь тайский обезьянник мало напоминает структурированное образование с логичным началом, продолжением и концом. Это можно легко отследить, прочитав, как меня свозили на знаменитые promotion till end of May/ must see on Koh Chang* «Пять островов» от «Мистера Куя».

Карикатура: как гест рилейшенз в Тае страдает от морской болезни

Страховка от дюлей

 

В дзенской Иве Резорт с претензией на «отдых, совершенно отличный от других», мне навязали тяжкую обязанность впаривать туры ничего не подозревающим гостям.

— Это нужно для апселлинга**, — по своему обыкновению пересыпая речь неуместными английскими заимствованиями, поведал мне начальник — ушлый шустрый менеджер гест рилейшенз по имени Виктор Дыба. — У нас есть дневной план, если мы не продали сегодня на энную сумму, значит, завтра мы должны продать вдвое больше. Если мы не делаем план, мне потом на митинге «джи эм»*** п&#@*лей вставит.

Одним словом, мне ясно дали понять, что будет основным критерием в оценке моей работы в Иве.

Если закрыть глаза на всю подлость этого занятия — активных продаж по заведомо завышенным ценам людям, не горящим желанием куда-либо ехать, — один плюс у гест сэйлзмена обнаружить все же можно, и это инспекшены!****

Что делать будешь в выходной? Давай на острова тебя отправим, посмотришь, что и как, будешь лучше продавать, — осчастливил меня Дыба на днях.

Думаю, дальше все ясно. Продаешь туры — сам ездишь на них бесплатно, «за счёт фирмы», дабы повышать качество, а, главное, количество продаж.

Дыба при мне позвонил подрядчику «Мистеру Кую» (интересно, это тайская версия Хютейн каптана из Бодрума?), заказал инспекшен, я в предвкушении побежала готовиться к захватывающей морской прогулке со снорклингом и рыбалкой. Дыба уверил, что мне не стоит беспокоиться о дополнительных 200 батах за вход в Национальный парк Ко Чанг, что «все, мол, схвачено, за все заплачено».

 

Фаранг виноват априори

 

Утро поездки заявило о себе продолжительным тропическим дождем. Я проснулась и лежала в кровати, раздумывая, как в этой ситуации поступит «Мистер Куй». Дождь, как назло, припустил пуще прежнего. Дремать под бормотание небесной воды было так сладко…

Не обнаружив меня на месте к назначенному времени, Дыба начал рвать и метать: «Ты где? Что значит дома? Инспекшен был заказан! Мне нельзя сраться с «Мистером Куем»! Быстро сюда! Одевайся – я тебя заберу!».

Тяжко вздыхая, бросая прощальные взгляды на свежезаваренный и даже не питый чай, я вышла под жидко-серенькое небо-решето, сочащее тёплую влагу.

К моменту посадки на трансфер до пирса я столкнулась, по меньшей мере, с парой лиц тайской национальности от «Мистера Куя», не подозревающих ни о каком инспекшене и хмуро косящих на меня, как на очередного «понаехавшего» фаранга.***** То был первый Момент Неловкости и чувства вины за то, чего не совершала.

 

Обед тайского пирата

 

Долго ли, коротко ли, но мы выдвинулись в путь, добрались до пирса, взошли на тайскую деревянную посудину с загнутым носом по узенькой прогнившей дощечке с символическими перекладинами-ступеньками, и тут некий местный морячок Глаза-Злые-Щели начал обход горемык-туристов и взимание с оных тех самых злополучных 200 бат за вход в Национальный парк. Когда он насел на меня да еще принялся названивать какой-то тётке в главный офис в попытке доказать законность своих требований, я испытала Момент Неловкости #2. Нет, ну, в самом деле, какой же это инспекшен, господа, или, точнее, куны?!****** Да я еще и деньги не взяла!

Окей, я не пойду в Национальный парк, — заикнулась, было, я, не желая эскалацировать сие недоразумение.

Мне повезло. Вмешался очередной тайский кун (читай: постатуснее в их местечковой лодочной фирмочке), покивал, поулыбался, что-то промяукал — и Глаза-Злые-Щели отвалил. Став чуточку злее. Или, может, мне показалось: разберешь разве что-то в этих азиатских окнах души?

Как бы то ни было, вышли мы в открытое море-окиян, а серенький дождик и не думал униматься. Вдруг обнаружилось, что Сиамский залив довольно-таки не спокойное местечко с кучей волн, брызг, неожиданных бурунов и ям. И давай нашу расписную оранжево-сине-золотую лодчонку качать — туда-сюда, туда-сюда, сверху дождь, снизу морская волна. Сижу я, вся окроплённая, отмытая, освеженная, не знаю, как получше укрыть фотоаппарат, ничем не заслуживший подобное мокрое обращение.

Мысль о каком-либо снорклинге, если когда и существовала, то лишь чтобы преставиться и пойти на корм рыбам.

Законную бутылку рома мне не дали, тем самым отняв последнюю надежду отыскать сундук мертвеца или хотя бы познакомиться с теми пятнадцатью бесстрашными пиратами, что рвались перерезать друг другу глотки за него.

Дали кофе три в одном, воду и немудреный обед из тайского тошнотного риса и не менее тошнотной полупрозрачной, похожей на желе, лапши с двумя малюсенькими куриными ножками и холодным куском омлета без начинки.

 

Фантастический финал

 

Интересное началось во время остановки на рыбалку. Нет, я не поймала барракуду или кальмара, не поймала и мелкую пятнистую рыбёху с колючими плавниками. Случилось то, что никогда не случалось прежде! Невиданное и неслыханное!

Меня сразил приступ морской болезни.

Ради рыбалки мы бросили якорь на глубоководье — в рыбном месте. Болтанка началась неописуемая — сразу во всех направлениях: бортовая, килевая и их всевозможные сочетания. Ощутив себя, как в тренировочной центрифуге космонавтов или как со страшного перепоя, намешав водку, пиво и вино, я тихонько сползла по спинке скамейки, закрыла глаза и постаралась «думать об Англии».

Пока прочий туристический сброд веселился, таская из воды одну за одной разноцветных рыб, я сфокусировалась на мысли о том, какой это будет конфуз, если я сейчас выблюю только что принятый тайский ланч за борт. Этим как раз занималась престарелая местная леди неподалеку от меня.

«Вот стыдобища-то приключится! Нади и одна старая бабка!»

По счастью, беда миновала. Кончилась разнузданная рыбацкая оргия, и наша посудина двинула к родным берегам.

Мозги и желудок постепенно возвращались на назначенные им природой места.

А британцы из нашего отеля, коим я впарила-таки «Мистера Куя», ничего: развлеклись, порозовели, наловили рыб, наелись ими, покормили всё тех же рыб с рук и вернулись в Иву довольные и в приятной истоме от морского круиза по островам.

 

Пофигизм как лекарство

 

Подташнивает.

От качки, от лапши, от тайских обезьян, от всего ХОСПИТАЛИТИ…

Близится, чую, полный и окончательный коллапс идеи заработка в туризме.

А посему сижу и наслаждаюсь каждой секундой свободного времени в замечательном лаундж-баре «Философ», кормлюсь огромными вкуснейшими бургерами в отместку пресному рису, слушаю «Носа-Носа», «Блуррд Лайнс» и прочие недавние хиты, наблюдаю бильярдную партию двух молодых французов, улыбаюсь официанту-трансу, который/-ая приветливо, как родную, встречает меня.

Живу. Всё, как обычно.

Я же знаю, что мы, люди, в эволюционном развитии гораздо выше обезьян.

 

* англ. акция до конца мая/ должен увидеть на Ко Чанге

** от англ. up-selling — допродажа; в гостиничном бизнесе любого рода дополнительные продажи товаров и услуг гостям помимо основного счета за проживание в номере

*** от англ. GM — аббревиатура от  general manager — генеральный менеджер

**** англ. inspection — осмотр, освидетельствование

***** что, конечно, соответствует истине, но от этого не становится легче; «фаранг» — иностранец европейской наружности

****** тайс. Khun — уважительное обращение к мужчине/женщине, ставится перед именем

||||| Like It 3 |||||

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: