Для чего турки нанимают киргизов

Надо себе такую татуировку сделать «Не забуду топламу!», — изрек однажды Костик, отозванный шефом из соседнего Дидима в Бодрум за слишком уж расслабленное поведение.

Костик, в прошлых сезонах успешный гид-историк, ныне всю дорогу работал только на топламу и даытым*, а свое свободное время, которого имелось в изобилии, тратил на безумные шаманские камлания в бассейне во дворе нашего ложмана и интернет-сёрфинг на зависть измученным работягам.

 

GUIDE_20160917_0005

 

Вы не станете гидом, если не будете делать этого

 

Топлама — это песня, топлама — это радость! Интеллектуально не обременяющая программа-сбор туристов из отелей и препровождение до места пересадки в большой автобус, который повезет их на Памуккале, в Эфес, на остров Клеопатры и в другие удивительные места Турецкой Республики. И, как правило, если с утра ты сделал топламу, вечером тебя ждет ее брат-близнец даытым — развозка туристов обратно в отели.

Через топламу проходят все, и это простая правда жизни, которую нужно просто принять. Нет ничего проще, чем сделать эту программу. Я вставала часа в четыре утра, иногда полпятого, чтобы в пять спуститься из общежития к ожидающему меня автобусу. Затем несколько километров езды по пустынным улицам полуострова Бодрум — досматривая последний сон, позевывая и мечтая поскорее оказаться снова в кровати.

К примеру, в шесть утра у меня была назначена встреча с туристами в их отеле. Приезжаешь обычно всегда раньше, ждешь, пьешь отвратный кофе из кофемашин в тех отелях, где этот сервис работает в такую рань, болтаешь с ресепшионистом. Затем, уже с туристами, в предрассветных сумерках едешь к месту встречи с гидом-историком.

Говорить на топламе, по сути, не нужно, твоя роль чисто техническая, быть «молчаливой галлюцинацией» невыспавшихся «туриков» и, самое главное, не забыть забрать у них билет на экскурсию, выписанный до того отельным гидом.

Место, в котором топламист с рук на руки сдает туристов историку, в Бодруме называется Торба — дорожная развязка близ одноименного поселка. Немало часов было проведено там, средь белой пыли обочин, в ожидании биг басов** с экскурсионными гидами. Практически всегда эти автобусы опаздывали.

Кто сегодня делает Памуккале? Джем?

— Ага…

— А, ну все, значит, ждать будем час.

Несколько топламистов, девочки и мальчики, курили, болтали, перешучивались с водителями-турками, встречали рассветы и провожали закаты на Торбе, пока, наконец, не приезжали Джем, Игорёк или Сейхан и не забирали заждавшихся туристов.

 

Работайте за доллар или бесплатно

 

Когда сезон перевалил через середину, и от усталости не хотелось даже разговаривать, те редкостные дни, в которые давали только топламу и даытым, я стала считать выходными. Днем можно было успеть сходить в магазин, купить еды, что-то приготовить, постирать белье, отоспаться. Но это, конечно, в том случае, если на голову вдруг не падал экстра-шопинг.

За топламу или даытым можно было получить целый доллар бонуса, а вот за шоп-туры в Бодруме не платили вообще. К концу сезона, правда, шеф выдал новый хит:

Если гид, который делает шоп, продал что-то в коже или золоте хотя бы на 300 долларов, отельник, записавший туристов на этот шоп, платит гиду пять долларов. Если вы что-то заработали, поделитесь и с теми, кто для вас этот шоп делает.

Отельные гиды при этом сморщили носы и пробормотали что-то вроде «Чем там делиться?», все остальные удивленно подняли брови и переглянусь, мол, весь сезон работали бесплатно, а тут вдруг пять долларов?

Шопинг — это тур, который отдыхающим часто преподносят под видом сити-тура, обзорной экскурсии, ведь кожа, золото, бывает, и ковры, — неотъемлемые детали картины отдыха в Турции. Отельнику выгодно заманить людей на шоп: проценты с продаж в магазинах, с которыми у фирмы заключен контракт, получает он сам. Туристов катают такие горемыки, как я, по нескольким торговым центрам с ценами, взятыми, видимо, из учебника по астрономии. Ирония судьбы в том, что от меня, как от гида, не зависит, купят ли что-то мои подопечные ли нет, я не могу оказывать на них давление или торопить их поскорее убраться из магазинов. Моя задача — мило беседовать с ними о Бодруме и просто за жизнь.

 

Головная боль всех гидов-стажёров

 

Однажды приезжаю я за туристами в отель, назовем его Direk Spa&Wellness, что в Тургутрейсе. Ко мне выплывают две безвкусно одетые мадамы средних лет, красно-коричневые, коротко стриженные и, что самое главное, для двух часов дня изрядно подогретые напитками из олинклюзивных баров отеля. Одна была практически в отключке в течение всего шоп-трипа, изредка врываясь в бесконечный монолог своей товарки с репликой:

Люд, ну хватит уже! Достала!

Однако Люда не унималась, рассказывая мне о своих поездках по миру и о взаимоотношениях с мужем.

Эти милые дамы погуляли по золоту и сувенирам, как по музеям, а вот кожаный торговый центр подействовал на них магически: туристки мерили, торговались, спорили, заливисто смеялись с продавцами, а потом принялись пить пиво, предложенное заботливыми акулами торговли.

Всю обратную дорогу, когда в машине их развезло на старые дрожжи, подружки недоумевали, адресуясь ко мне:

Не, ну че он нам налил в этО кофе, а?

Под конец прогулки они вдруг заспорили друг с другом, «с какой стороны сейчас будут павлины» возле отеля. Дошло чуть ли не до драки.

Я была счастлива, когда этот шоп закончился, и пожелала дамам приятного отдыха.

 

Спасительные киргизы

 

Топламы, даытымы и шопы отравляли жизнь всего ложмана до тех пор, пока в наш коллектив не влились киргизы.

К слову, студенты из Средней Азии, выносливые и неприхотливые (даже спят без подушек), приезжали на летнюю практику по каким-то совершенно грабительским схемам. Две подружки-тихони рассказывали, что они до сих пор должны какие-то суммы агентству, отправившему их по программе стажировки в Бодрум. Долг они выплачивали потом из своих куцых зарплат.

Три недели наши киргизы купались, загорали и изучали местную кухню, потому что турецкая полиция тянула с выдачей документа, дающего право работать. День, когда свежеиспечённые топламисты приступили к работе, все отметили, как великий праздник: наконец часть программ начал делать кто-то другой.

…а «бывалых» тут же своими могучими руками взял за горло ТРАНСФЕР!

 

* турецк. toplama  — сбор, dağıtım — развоз — простейшая работа, в самый раз подходящая для новичков. С утра это сбор туристов и доставка до места посадки в большой экскурсионный автобус, вечером — это развозка людей, вернувшихся с экскурсии, по отелям

** англ. big bus — автобус на 40-46 мест

Смотрите также Словарь профессионализмов бодрумских гидов

||||| Like It 3 |||||

Комментарии

  • 06.02.2017 в 17:51
    Permalink

    Вывод напрашивается один: с одной стороны, туристы — это «дойная корова» для всех, кто работает в туризме, с другой стороны, это такой надоевший однообразный материал, который гидам хочется послать куда подальше.

    • 06.02.2017 в 18:15
      Permalink

      А разве это не так? За годы работы в туризме утрачивается истинно искреннее отношение к туристам как к дорогим гостям у большинства гидов

Добавить комментарий

Войти с помощью: